Дело Олега Приходько: как из пожилого украинского активиста в Крыму сделали террориста

Дата: 12 Серпня 2021 Автор: Артем Гиреев
A+ A- Підписатися

Открытая симпатия по отношению к Украине и наличие национального флага во дворе собственного дома – в Крыму это может стать поводом для фабрикации уголовного дела.

О том, как житель Сакского района Олег Приходько в 62 года оказался в тюрьме для особо опасных преступников, известной как «Владимирский централ», с обвинением в «терроризме», что выявил адвокат в результате собственного расследования и какую трактовку доказательствам дал российский суд, читайте в материале нашего крымского корреспондента.

Знали, где искать

9 октября 2019 года жителя села Орехово Сакского района оккупированного Крыма Олега Приходько вызвали на разговор в местное подразделение ФСБ. Это был не первый вызов – в феврале у него провели обыск и забрали большое количество украинской символики, да и ранее силовики периодически вызывали его на «беседы», зная про украинскую позицию и неприятие факта оккупации полуострова. 

В этот раз домой Олег Приходько возвращался в сопровождении следователя и группы сотрудников ФСБ. Ему предъявили постановление о проведении оперативно-розыскного мероприятия и потребовали открыть гараж для осмотра.

Как рассказал изданию ZMINA адвокат украинского активиста Назим Шейхмамбетов, в постановлении были указаны GPS-координаты участка местности, подлежащего обследованию. Под эти координаты подпадал практически весь гаражный кооператив, но силовики сразу зашли только в один конкретный гараж – тот, который принадлежал Приходько.

Сам активист во время судебных заседаний неоднократно подчеркивал, что в этом кооперативе у него было два гаража, расположенных рядом. Он спросил у сотрудников ФСБ, планируют ли они осматривать второй. По словам Приходько, они не только не планировали этого делать, но даже и не знали, что у него имеется еще один гараж. Им нужен был только тот, в котором в результате осмотра они нашли самодельное взрывное устройство, запал от гранаты, бутылки с «коктейлем Молотова» и отдельно тротиловую шашку.

На этом основании Приходько был задержан и на следующий день в дом к нему пришли с обыском.

Флешка под фикусом

Обыск в доме добавил странностей. Начать хотя бы с того, что среди участников этого следственного действия не было взрывотехника. Накануне в гараже у подозреваемого находят бутылки с горючей жидкостью, тротил, поражающие элементы и прочие компоненты создания самодельных взрывных устройств. Но при этом следователь уверен, что в доме подобных вещей из набора подрывника, скорее всего, не будет и взрывотехник не пригодится.

Второй странностью оказалось запоздалое появление понятых. По информации адвоката, удалось установить, что они зашли в дом через двадцать минут после начала обыска. Что делали все это время в доме сотрудники ФСБ, остается загадкой. Как и то, почему на обыске не было самого Приходько. Это грубое процессуальное нарушение, поскольку активиста обязаны были доставить в дом и проводить все действия в его присутствии. В том числе, чтобы потом у него не было оснований подозревать, что силовики во время обыска ему что-то подбросили.

А такие подозрения действительно появились. Сначала, когда в нетипичном месте – под горшком с цветами, которые регулярно поливают, была обнаружена некая флешка. Укрепились эти подозрения, когда следователь из четырех найденных в доме телефонов решил изъять только один. Причем именно тот, который домочадцы украинского активиста раньше никогда в своем доме не видели. По удивительному стечению обстоятельств, именно на этом телефоне в дальнейшем была обнаружена переписка, которая доказывала «террористические намерения» Олега Приходько.

Как пройти к администрации

Найденная во время обыска флешка от хранения под горшком с цветами не пострадала. На ней обнаружилась папка с разными документами. В том числе карта-схема маршрутов подхода к Сакской районной администрации.

Наличие этого документа стоит выделить особо, потому что Приходько всю свою жизнь прожил в селе Орехово, которое является пригородом Сак. Поскольку это крайне компактный город, даже отдыхающие за пару недель знают его вдоль и поперек, не говоря уже о местных жителях. Кроме того, супруга Приходько длительное время работала в этой райгосадминистрации, и было бы странно, если бы активист за шестьдесят лет жизни не знал, какими маршрутами туда можно добраться.

Еще в папке оказался некий документ, который следователь истолковал как пособие по изготовлению взрывного устройства. Как рассказал адвокат Назим Шейхмамбетов, на самом деле это была книга «Азбука домашнего терроризма» – сатирическое произведение, которое высмеивает практику терроризма. Причем ранее этот документ уже находили на носителях у участников «Сети», когда расследовали громкое уголовное дело против пензенских страйкболистов, которых обвинили в намерениях проведения террористических атак.

Алло, мы готовим теракт

Однако настоящая детективная история развернулась вокруг телефона, который изъял в ходе обыска следователь. Согласно версии ФСБ, за несколько дней до появления «изобличающей» переписки на мобильный телефон Олегу Приходько позвонил неизвестный с украинского номера и сказал, что они собираются провести одну акцию, в которой рассчитывают на его помощь. И дальше добавил, что все подробности будут в дальнейшей переписке. Собственно, потом появились сообщения про то, зачем и как надо взорвать Сакскую райгосадминистрацию.

Адвокату удалось выяснить, откуда был совершен звонок. Согласно биллингу, вызов прошел через крайнюю базовую станцию мобильного оператора в селе Чонгар. Она расположена в нескольких километрах от административной границы с оккупированной территорией.

Назим Шейхмамбетов провел собственный эксперимент – он выехал в село Медведевка Джанкойского района, от которого через Сиваш до села Чонгар примерно десять километров. Оттуда он попробовал совершить вызов с сим-карты этого же оператора. Сигнал был устойчивым, и он без проблем смог позвонить с украинского номера на крымский, находясь в это время на территории полуострова.

Однако на этом адвокатское расследование не закончилось. Биллинг позволил установить не только базовую станцию, с которой поступил звонок, но и IMEI-код телефона, с которого звонил неизвестный. По этому коду удалось выяснить, что это телефон фирмы BQ, причем той же модели, что и телефон, изъятый у Приходько во время обыска. Адвокат направил запрос на завод-производитель этих телефонов и получил ответ, что телефон с таким IMEI-кодом и телефон с IMEI-кодом, найденный у Приходько, – из одной партии. И оба отгружены некой крымской фирме для реализации. Защитник разыскал в Симферополе эту фирму и на адвокатский запрос получил ответ, что оба телефона были проданы одномоментно одному покупателю. И произошло это примерно за неделю до задержания Олега Приходько.

Таким образом, если следовать логике следователя, то вначале Приходько (или его неизвестный абонент) съездил в Симферополь и купил два одинаковых телефона. Потом один из этих телефонов как-то в течение недели передали в Украину, чтобы неизвестный абонент, вплотную подобравшись к границе с оккупированной территорией, смог с этого телефона позвонить Олегу Приходько и обсуждать с ним планы террористического акта.

Версия защиты с учетом выявленных обстоятельств выглядит так: сотрудники ФСБ купили в Симферополе два телефона, в один поставили украинскую симку, а во второй – крымскую. После этого поехали на границу, где, поймав сигнал украинской станции, сделали звонок с украинского номера на российский. После этого оформили необходимую переписку про террористический акт, и телефон с крымской симкой оказался среди четырех, найденных при обыске в доме Приходько. Причем следователь при обыске безошибочно изъял именно тот телефон, который ему был нужен.

Мертвые души

Но и на этом странности вокруг доказательств не закончились. Установить владельца украинской симки, конечно, не представляется возможным – они продаются свободно на каждом углу. Другое дело – сим-карты в Крыму. Без паспорта ее купить нереально. Таким образом, установить личность абонента не составляет труда. Сим-карта в телефоне, изъятом в доме Приходько, оказалась зарегистрирована на другого человека.

По словам адвоката Назима Шейхмамебтова, в поисках этого человека он получил ответ от МВД о том, что данный человек умер, а его паспорт уничтожен. Как Олег Приходько мог купить сим-карту на паспорт, который уже уничтожен, следствие устанавливать не стало. По версии защиты, возможности оформить сим-карту на «мертвую душу» у Приходько не было, а вот для силовиков это не составило бы никакого труда.

Да и не было у активиста никакой необходимости в такой ненадежной схеме – среди трех так и не изъятых следователем телефонов остался тот, которым последние несколько лет реально пользовался Олег Приходько. Это криптофон с многоступенчатой системой защиты собственных почтовых серверов и мессенджеров. Как-то трудно представляется, что для обсуждения крайне преступных замыслов человек отказался от надежного и сверхзащищенного аппарата в пользу открытой смс-переписки с недорого телефона.

Суд отработал стандартно

Свою вину Олег Приходько не признал. Все время судебного следствия он настаивал на том, что взрывчатку ему подбросили, и все дело является сфабрикованным из-за его политической позиции.

Настоящей причиной преследования Приходько украинские правозащитники считают его публичное несогласие с оккупацией Крыма, участие в Евромайдане и то, что в 2014 году он вывесил украинский флаг во дворе своего дома. Во время обыска в доме Приходько российские силовики изъяли также украинскую символику, флаги партии “Свобода”, красно-черные флаги, портрет Степана Бандеры и тому подобное. Российский «Мемориал» так же, как и украинские организации, признал проукраинского активиста Олега Приходько политзаключенным.

Обвинение представило в суде трех «засекреченных» свидетелей, которые подтвердили, что якобы слышали от Приходько о планах совершить теракт и то, как он эти планы в их присутствии обсуждал по телефону. От других вопросов «засекреченные» свидетели уклонились, мотивируя тем, что ответы могут раскрыть их личности. Также в основу доказательств легла переписка из телефона и содержание флеш-карты. Что касается найденной взрывчатки, то заказанная обвинением биологическая экспертиза подтвердила на ней наличие биологических следов Приходько.

Защита обратила внимание, что следствие отказалось проводить дактилоскопическую экспертизу взрывных устройств, а биологические следы были нанесены после того, как Приходько в СИЗО осмотрел некий человек, представившийся врачом. Он взял у него мазок из ротовой полости, и потом аналогичные следы оказались на взрывчатке. Адвокаты уверены, что отпечатков пальцев их подзащитного на взрывных устройствах нет, поэтому силовики и были против проведения дактилоскопии. Причем не только на взрывчатке, но и на носителях, которые якобы использовал Приходько для подготовки террористического акта. Кроме того, следствие абсолютно не заинтересовал вопрос о том, где Приходько взял запал от гранаты и тротиловую шашку, которые запрещены к гражданскому обороту.     

Примечательно, что суд приобщал к материалам дела практически все собранные адвокатами доказательства, указывающие на невиновность Олега Приходько или на противоречия в собранных следствием доказательствах. Однако в итоге все сомнительные моменты, которые выявила и озвучила в суде сторона защиты, суд не стал трактовать в пользу подсудимого, как того требуют нормы права. К этим аргументам суд почему-то отнесся критически и счел их попыткой избежать ответственности за совершенное преступление.

Приходько был признан виновным и приговорен к 5 годам лишения свободы с отбыванием первого года в тюрьме и еще четырех лет в колонии строгого режима.

 «Олег Аркадьевич публично высказывал свое отношение к политическим событиям 2014 года в Крыму, он открыто говорил, что считает Крым неотъемлемой частью Украины, а Россия, присоединив Крым, нарушила международное право. Полагаю, что именно это стало причиной внимания спецслужб и дальнейшего преследования Олега Аркадьевича. По уголовному делу мы констатируем огромное количество противоречий, нестыковок, ошибок», – резюмировал после вынесения приговора адвокат Назим Шейхмамбетов.

17 мая апелляционный суд оставил в силе приговор в отношении украинского активиста в силе.

Артем Гиреев, из Крыма, специально для ZMINA

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: