Молотком по культуре: под видом реставрации в Крыму разрушают исторические памятки

Дата: 07 Квітня 2021 Автор: Артем Гиреев
A+ A- Підписатися

Крымские власти сообщили о продолжении так называемых “восстановительных” работ на территории единственного в мире памятника крымскотатарской дворцовой архитектуры – Ханском дворце в Бахчисарае. Однако украинские эксперты и власти уверены, что проводимые Россией работы могут привести к уничтожению исторической и культурной ценности памятника, который могут объявить наследием ЮНЕСКО. 

Каким культурным объектам и памятникам в Крыму угрожают повреждения в процессе такой реставрации, почему местных чиновников полностью устраивают любые варварские реконструкции? А также что предпринимает и чего не делает Украина, чтобы защищать свое национальное достояние более эффективными способами, читайте в материале. 

Разрушительная реставрация Ханского дворца

Через год после оккупации Крыма местные власти заявили о намерении провести масштабную реставрацию на территории Бахчисарайского историко-культурного заповедника, в том числе и в Ханском дворце, который как памятник культурного наследия претендовал на статус “мирового” и внесен в предварительный список всемирного наследия ЮНЕСКО. В 2017 году начались как бы “противоаварийные работы” по замене кровли Ханской мечети и ремонту в главном корпусе дворца. 

При этом вместо аутентичной черепицы кровлю покрыли каким-то современным материалом, явно искажающим внешний вид всего памятника, а нормальные деревянные балки поменяли на металлическую арматуру, которая дала запредельную нагрузку на стены здания, тотчас покрывшиеся трещинами. Все это сопровождалось бесконтрольными археологическими раскопками и возведением колоссальной металлической конструкции над некоторыми объектами дворца, которая угрожает серьезными подвижками грунта и разрушением памятников. На последующих объектах “реставрации” наблюдался аналогичный, деструктивный и разрушительный подход.

Такое обращение с уникальным памятником вызвало серьезный общественный резонанс. В защиту Ханского дворца проводились одиночные пикеты и круглые столы, адвокаты подавали иски об ущербе в отношении фирм-реставраторов, а украинские эксперты и чиновники делали доклады о проблеме на заседаниях ЮНЕСКО. Однако крымские власти вопреки общественному мнению считают, что все мероприятия выполнены на высоком уровне качества и продолжают финансировать “реставрацию” все новых и новых объектов на территории дворца. В этом году, к примеру, очередь дошла до ханской бани и надгробной ротонды. 

Как пострадали другие памятники

Существует мнение, что оккупанты сознательно уничтожают именно крымскотатарскую архитектуру, чтобы ослабить самоидентичность коренного народа. Однако, факты говорят о том, что разрушительной реставрации, стирающей любую идентичность, за последние несколько лет подверглись объекты культурного наследия не только крымских татар, но и караимов, греков, армян, а также самих русских. К примеру, дворец памятного для России государственного деятеля – графа Воронцова в ходе реставрации остался без крыши под субтропическими летними ливнями и все его интерьеры сильно пострадали. 

Причина такого варварского подхода “реставраторов” кроется в тотальной коррупции, которая царит в сфере сохранения культурного наследия. На любой памятник формально требуется чуть больше денег, чем на строительство новых объектов. А вот контроль за качеством выполненных работ наоборот на несколько порядков ниже, чем при сдаче в эксплуатацию новостроев. Снижение качества до уровня халтуры и даже полное невыполнение целого спектра работ, положенных по регламенту, позволяет экономить (похищать) на реализации таких “реставрационных” проектов десятки миллионов рублей. 

Коррупция и распил денег под кураторством российских чиновников

Представители крымской власти, в частности министерства культуры, усердно оправдывают или, в крайнем случае, молча закрывают глаза на любые “косяки”, связанные с проведением работ на объектах культурного наследия. Это объясняется исключительно карьерными соображениями. Раньше за фирмами, вовлеченными в “реставрационную” деятельность стояли родственники или партнеры министра культуры РФ Владимира Мединского, сегодня – влиятельные люди из администрации президента России Владимира Путина. При таких “покровителях” любое вмешательство в вопросы реализации проектов быстро может закончится бесславной отставкой и даже уголовным делом. 

Есть еще одна любопытная особенность взаимоотношений между малограмотными строителями, нанятыми на сезон, и представителями ведомства по охране культурного наследия заключается в плановых показателях. В силу высокой теневой доходности, бюджетные средства в сферу культурного наследия вливаются огромной многомиллиардной рекой. К концу года от каждого ведомства требуют отчитаться о полном расходовании дотаций. У кого получилось потратить меньше всего – рискует потерять свое кресло. Поэтому чиновники больше внимания уделяют вопросам соблюдения сроков выполнения работ. Они точно не заинтересованы выявлять какие-то огрехи, отступления от регламентов и прочие “мелочи”, которые и приводят к серьезнейшим повреждениям, а иногда и разрушениям памятников культурного наследия. 

Что делает Украина для спасения памятников

В международной плоскости ключевым событием стала ратификация Украиной Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Речь об этом шла с 2016 года и спустя пять лет документ наконец-то был ратифицирован. Эксперты считают Гаагский протокол одним из двух наиболее действенных международных инструментов в вопросах защиты культурного наследия Крыма.  

Внутри самой страны после долгих дебатов на тему “зачем нам памятники на оккупированной территории” и давления со стороны общественности министерство культуры Украины нашло в себе силы признать 175 объектов культурного наследия на полуострове памятниками национального значения. В число этих объектов попало и большинство строений Ханского дворца. 

С юридической точки зрения – это большой прорыв, поскольку теперь, говоря про очередную “замену кровли”, мы говорим не просто про разрушение какой-то “малоизвестной” достопримечательности, а про уничтожение части национального наследия страны. С таким статусом открывается гораздо больше возможностей по защите крымских памятников и на международных площадках, и в международных судах.

В Постоянном представительстве президента Украины в АР Крым также уверяют, что правоохранительные органы ведут работу по документированию этих преступлений. В частности, это касается разрушительных работ на территории Ханского дворца в Бахчисарае.

Памятник национального значения “Ханский дворец” является частью объекта, внесенного в предварительный список всемирного наследия ЮНЕСКО. Никаких обращений к Украине со стороны Российской Федерации как государства-оккупанта о получении разрешения на проведение каких-либо работ на памятнике не было. А текущая деятельность России на этом объекте представляет реальную угрозу уничтожения исторической и культурной ценности памятника и имеет признаки преступления. Сейчас фактически идет речь о разрушении аутентичных сохранившихся элементов уникального сооружения”, – отметила в комментарии изданию ZMINA первый заместитель постоянного представителя президента Украины в АР Крым Дарья Свиридова.

Она также сообщила, что по факту незаконного уничтожения, разрушения и порчи памятника истории – Ханского дворца Главное управление Национальной полиции Украины в АР Крым и Севастополе в 2018 году открыло уголовное производство. Украинские правоохранители, по словам чиновницы, проводят системную работу по установлению доказательств и лиц, совершающих незаконные работы по разрушению Ханского дворца и других памятников культурного наследия на оккупированной территории.

“Лица, причастные к таким преступлениям, должны понимать, что их противоправные действия фиксируются и рано или поздно они понесут ответственность”, – добавила Свиридова. 

Что ещё предстоит сделать

На полуострове остается еще не меньше тысячи объектов, которые теоретически могут претендовать на статус памятников культуры местного значения. При этом, как оказалось, существующее на сегодня национальное законодательство в сфере охраны культурного наследия никак не отображает факт оккупации Крыма. 

Согласно закону “Про охрану культурного наследия”, признавать за тем или иным объектом статус памятника местного значения, вводить охранные ограничения и поднимать вопрос о повреждениях памятника должен все еще Совет министров АРК, которого вот уже 7 лет как не существует. Поэтому внесение изменения в профильное законодательство и определение исполнительного органа, который бы отвечал за объекты культурного наследия на оккупированной территории могло бы стать первым шагом в строительстве эффективной защиты культурного наследия. 

Ведь пока нет ответственного ведомства, не стоит рассчитывать и на серьезные продвижения в разработке механизмов имплементации Гаагского протокола. В свою очередь, такой механизм реализации международного права точно оказался бы востребованным на международных площадках. Например, на полях “Крымской платформы” разговор бы шел уже не об абстрактной “обеспокоенности”, а о конкретных мерах реагирования в рамках Гаагского протокола. 

Но, к сожалению, в ближайшей перспективе такого развития событий ждать точно не приходится. Об этом можно уверенно судить по тому факту, что в Министерстве культуры Украины через семь лет после начала оккупации Крыма до сих пор не существует никакого официального плана, никакой стратегии или хотя бы формальной дорожной карты в работе собственного ведомства по вопросам, связанным с оккупированными территориями. А публичные заявления о наличии некой стратегии оказались всего лишь “фигурами речи”.

Тем временем в Крыму строят новые планы

Оккупационные власти, в лице “министра культуры Крыма” Арины Новосельской, озвучили намерения в 2021 году потратить более 2 миллиардов рублей на объекты культуры и памятники культурного наследия. В этом году под угрозу “реставрации” и серьезного повреждения попали не только два объекта из ансамбля Ханского дворца в Бахчисарае, но и Воронцовский дворец в Алупке, дом Максимилиана Волошина в Коктебеле, особняк Динцера в Симферополе и Керченская крепость. 

Но это только зримая часть процесса. А сколько объектов культурного наследия тихо уходят с “молотка” в частную собственность друзьям, партнерам и “крестным отцам” российских руководителей – тема для отдельного и весьма серьезного изучения. 

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: