Право на оружие: между свободой, жизнью и смертью

Дата: 06 November 2015 Автор: Виктория Найденова
A+ A- Підписатися

Майдан, аннексия Крыма, военный конфликт на Донбассе заставили украинское общество задуматься над правом на самозащиту и разрешением огнестрельного оружия.

Проще говоря, речь идет о возможности носить при себе пистолет.

В Украине вопрос в отношении других видов оружия, например, охотничьего, уже решен, и там существует своя процедура разрешения.

А как же быть с разрешением на короткоствольное огнестрельное оружие?

Танцы вокруг петиции

Петиция, автором которой является глава наблюдательного совета “Украинской ассоциации владельцев оружия” Георгий Учайкин, призывает законодательно закрепить право граждан Украины на защиту. Меньше, чем за неделю, эта петиция собрала нужное количество подписей для того, чтобы ее рассмотрел президент Украины (по закону об электронных петициях для этого нужно собрать 25 000 подписей за три месяца).

Петр Порошенко отметил, что поддерживает механизм электронных петиций, но, те кто ее подписал – еще не все общество. Также президент подчеркнул, что свободное владение оружием поддерживают всего 11% процентов, и он – на стороне большинства, то есть тех 82%, которые выступают против.

Аргументы и факты

Как бы там ни было, но петиция начала широкую дискуссию по этому вопросу.

По различным аспектам проблемы среди экспертов идет ожесточенная борьба.

Противники разрешения говорят о том, что:

  • возрастет уровень насильственной преступности
  • оружие попадет в руки преступников
  • в странах, где огнестрельное оружие разрешено, часто происходят массовые убийства, например, в учебных заведениях
  • правоохранительные органы сами способны защитить граждан

Сторонники отмечают, что:

  • свободные граждане имеют право защищать себя, свою страну и ее суверенитет и независимость от диктатуры, преступной власти и внешней агрессии
  • закон должен гарантировать гражданину возможность осуществления такой защиты прав и свобод, установленных Конституцией Украины
  • существующее положение правоохранительных органов не обеспечивает соответствующий уровень безопасности граждан
  • даже при должном уровне работы правоохранителей каждый человек имеет конституционное право на самооборону

Сторонники разрешения свободного владения оружием обычно приводят в качестве аргументов данные исследований, свидетельствующие о прямой зависимости уменьшения уличной преступности и реализации права на оружие. Их оппоненты, как правило, спрашивают об источниках такой информации, и часто не получают четкого ответа. Остается вопрос и о том, действительно ли такие данные связаны с разрешением оружия, или все же причина в улучшении экономической ситуации и общего уровня жизни населения.

Вспоминают в дискуссиях в качестве аргументов и низкий уровень доверия к милиции. И то, что оружие уже давно есть у преступников, а у законопослушных граждан ее нет. И то, что за рубежом, когда кто-то открывает огонь в школе или университете, то это же “gun free zone” – территория, свободная от оружия, то есть место, где преступник заранее уверен, что никто не будет оказывать ему адекватное сопротивление.

История болезни

Как рассказывает Павел Фрис, профессор, заведующий кафедрой уголовного права юридического института Прикарпатского национального университета им. В. Стефаника, до 1917 года Российская империя имела довольно либеральное законодательство в отношении владения оружием. При этом оружие использовалось исключительно для самообороны, для охоты и так далее. После Октябрьского переворота большевики запретили оружие почти для всех – кроме представителей руководящего звена большевистской партии и советского хозяйственного аппарата.

Сейчас в Украине за незаконное владение огнестрельным оружием предусмотрена уголовная и административная ответственность.

В США, Мексике и Швейцарии право на оружие является конституционным правом граждан. Иногда государство даже обязывает граждан иметь оружие, а те, кто его не имеет, должны платить немалый налог на свою защиту – как, например, в американском штате Висконсин. Оборот короткоствольного огнестрельного оружия разрешен в некоторых постсоветских странах – таких, как Эстония, Латвия, Литва, Молдова.

Прежде всего оружие запрещается в тоталитарных фашистских странах. Политический режим этих стран не может допустить любой возможности сопротивления своей деятельности“, – отмечает Павел Фрис.

Милиция не довольна

По словам Павла Фриса, владение оружием в Украине пока не урегулировано: “По большому счету, это незаконное владение оружием – оно тоже находится под вопросом. Незаконно ли оно, если закона об оружии нет?”.

Яростное сопротивление в этом вопросе эксперт видит со стороны милиции. Министерство фактически является монополистом в решении вопросов получения лицензии на право приобретения оружия, контроля за оружием, получает с этого большие доходы. Поэтому более свободный формат обращения с оружием министерству просто не выгоден.

Эксперта также возмущает, что правоохранители, аргументируя свою позицию, говорят о неготовности украинцев к свободному владению оружием – как будто можно в этом вопросе обобщать и говорить о народе в целом.

Павел Фрис уверен, что оружие украинцам нужно – в частности, потому, что российскую агрессию удалось остановить чудом, так как получилось должным образом вооружить военных после нескольких лет разрушения структуры вооруженных сил.

Жизнь или собственность?

Эксперты, выступающие против разрешения оружия, разделяют право человека на защиту собственной жизни и на защиту жилья и собственности. По их мнению, право на защиту собственности не может быть реализовано ценой лишения жизни другого человека.

Их же оппоненты отмечают, что, во-первых, не всегда речь идет именно о лишении жизни – скорее о стремлении отпугнуть нападающего, “убедить” его прекратить атаку. Во-вторых, часто во время агрессивного нападения вооруженного преступника довольно сложно определить, когда заканчивается посягательство на собственность и возникает угроза жизни.

Учитывать ли американский опыт?

Зарубежный опыт, в частности закрепление права на оружие в Конституции, не всегда считают аргументом. Ольга Буткевич, доктор юридических наук Института международных отношений КНУ им. Т. Шевченко, отмечает, что Конституция США формировалась задолго до формирования сферы прав человека, на которую мы должны ориентироваться при принятии каких-либо законодательных изменений в Украине. То есть в то время еще не  шла речь о становлении права на жизнь как первичного права человека, которое, согласно практике Европейского суда по правам человека, не может быть ограничено при каких условиях, даже при необходимости обеспечения права на самозащиту.

Кроме того, експертка замечает, что ссылаться на США в вопросе разрешения свободного владения оружием не стоит. Ведь эта страна находится на более низком уровне обеспечения защиты прав человека, в частности, понимания права на жизнь, о чем свидетельствует, например, существование смертной казни.

“Посягательства” бывают разные

Ольгу Буткевич также беспокоит формулировка положения, которое предлагается внести в Конституцию Украины относительно права на защиту в случае посягательства на конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность Украины: “Призыв к свержению конституционного строя, призывы, которые могут толковаться как угроза территориальной целостности, высказанные на политических митингах, съездах политических партий или иных съездах, можно толковать как посягательство? Безусловно, да. Против лиц, выражающих эти призывы, может быть применено оружие? Очевидно, что нет. Они должны нести уголовное наказание или наказание в соответствии с законом Украины, не связанное с применением оружия. То есть надо скрупулезно относиться к формулировке этого положения в Конституции. В данном случае оно является слишком расширенным, что опасно”.

Также Буткевич отмечает, что во время нападения человек может переоценить степень опасности, которая ему угрожает, и применить оружие для самозащиты, когда в этом не было необходимости.

Дискуссия продолжается

Новых аргументов в дискуссию может добавить недавний случай, произошедший в Киеве. Беременная женщина, к которой приставал незнакомый мужчина, а потом начал угрожать ножом, перехватила у него оружие и ударила его в грудь. Нападающий, который ранее уже был осужден за убийство девушки, умер, а женщину теперь будут судить, ей грозит до двух лет заключения. Правозащитники уже обратили внимание на этот случай, и планируют защищать права женщины.

Здесь есть повод задуматься, собственно, о праве на самозащиту: можем ли мы считать, что свободны в этом своем праве применить оружие, любое, даже разрешенное? И можем ли быть уверены, что суд поймет наши действия как самооборону? А если нет, то как тогда защищаться? Не стоит начать проводить некий ликбез: как спасти свою жизнь так, чтобы ненароком никого не убить?

Граждане Украины вряд ли привычны к оружию, часто просто не умеют им пользоваться. Здесь эксперты с разных сторон баррикад едва ли не впервые соглашаются друг с другом: необходимо развитие культуры владения оружием, то есть обучение, тиры, стрельбы и тренировки, психологические тесты перед получением разрешения, проверка не только будущих владельцев оружия, но и их близких родственников на наркотическую зависимость и психические нарушения.

Было бы хорошо, если бы с обеих сторон об оружии дискутировали люди, которые являются полностью объективными. Но вряд ли это возможно.

Важно также, чтобы обе стороны пришли к согласию в сложном, даже в определенной степени жутком, но принципиальном вопросе: что является первоочередным – право на жизнь или право на свободу?

Противники разрешения оружия считают первоочередным и безусловным право на жизнь. Когда любой ценой важно не навредить физически, сохранить себя и других. Выжить. Даже ценой потери собственного достоинства.

Сторонники же выступают за право на свободу и борьбу за нее ценой жизни – не чужой, а собственной, если надо защитить свое достоинство и остаться человеком. Или, собственно, умереть им.

И это две кардинально разные позиции, небо и земля. И ни одна из них не является ошибочной – вопрос в том, кто к чему больше готов и склонен.

И, кажется, именно в этом мировоззренческом различии заключаются причины боязни одних и радикальности других. Договорятся ли?

А до того дискуссия вокруг права на оружие, то есть – на самозащиту, обещает быть довольно горячей.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: