Алексей. После аннексии Крыма: “Я этим людям петь не буду…”

Дата: 28 October 2015 Автор: Кира Крейдерман , Ульяна Устинова
A+ A- Підписатися

Для Алексея – достоинство так же неотъемлемо, как воздух. Он сознательно выбрал ту страну, в которой, несмотря на войну, он может надеяться, может мечтать и быть рядом со своей семьей.

Мы продолжаем публиковать истории людей, которые из-за конфликта на востоке Украины и анексии Крыма потеряли свои дома, а также тех, кто в сложное время оказался рядом.

#Мы со Светой (жена – ред. Историю Светланы вы можете прочитать здесь) попали в Крым из конфликтных регионов, я уехал из Молдовы накануне конфликта с Приднестровьем. На следующий день бахнуло. Но уже было очень тревожно, когда люди ходили по Кишиневу с оружием, без погон, но в форме.

Я в Крыму с 92-го года, после армии. Занимался одновременно ремонтом бытовой и музыкальной техники, пением в группе. Существовала такая легендарная группа в начале 90-х годов в Крыму, называлась “Страшные сказки”. Меня пригласили в возрожденный проект группы, мы играли ее репертуар, мои песни, песни бас-гитариста. А в связи с крымскими событиями я сказал “Ребята, #я этим людям петь песни не буду”.

Я сегодня ходил по Институтской, по Грушевского и где-то было написано: “Гідність – це надовго”. Чего совершенно лишен крымский социум – это достоинства, самоуважения и сознательности. Ноль. #Там крайне апатичное политическое общество, единственную организованную силу представляли крымские татары. Если бы Крым не был захвачен российскими войсками, маргиналы бы возмутились, кто-то бы сел, кто-то уехал, но большинство все бы устраивало.

Мне вчера звонил знакомый бизнесмен из Симферополя, говорит: “Было бы мне лет 30-35, я бы уехал, а так у меня два дома. #Такое впечатление, что нас сейчас два миллиона, а хотят, чтоб остался один. И была военная база, обнесенная со всех сторон колючей проволокой с ядерным оружием, а больше никаких курортов или мостов не предполагается”. Сидите тихо, и вас никто не тронет – сейчас все на кухнях.

26-го Крым захватили. Я не спал дня три. Я считаю себя таким человеком, который может предвидеть события, но я совершенно не мог предвидеть военный захват Крыма. #И числа второго или третьего марта я полностью осознал, что живу в оккупации. Я помню Советский Союз, а современная Россия стала неизмеримо хуже, чем Советский Союз. Последний хоть был привлекателен для масс, все равны, не было дворцов и “шубохранилищ” – никто не круче, этим можно утешаться.

Здесь за эти проблески сознательности, проблески достоинства, в принципе, я согласен рисковать снижением уровня жизни, падением национальной валюты и прочим, включая возможность полномасштабной войны. #Здесь выбирается вектор, здесь есть надежда, там – нет. Можно спокойно занимать место на кладбище, зная, что ничего, из того что ты хотел, о чем мечтал, не сбудется. Потому что Россия – это не страна, где сбываются мечты, это точно.

#Для меня возможность уважать себя и другого – это то, что чувствуется сейчас в украинском обществе. Я это чувствую по общению с чиновниками в милиции, оно изменилось. Я могу совершенно спокойно прийти в милицию, узнать дорогу или задать вопрос. Я не чувствую разделения: здесь милиция, а здесь мы. Это наши служащие, они – для нас, мы – для них.

Крымский менталитет сохраняется и будет очень сложно, если Крым вернется в состав Украины. Я не знаю, как этих граждан вписать в украинское общество. Жители Крыма сейчас получили второй паспорт – российский, почти все это сделали, потому что иметь украинский паспорт – это подвиг, у меня есть парочка таких. #С украинским паспортом в Волгограде гораздо проще жить, чем с украинским паспортом где-нибудь в Крыму. В Волгограде тебе выдадут денежный перевод, а в Крыму не выдадут. В Волгограде по “скорой” тебя примут, в Крыму – только если ты будешь умирать.

Я общаюсь с людьми, которые разделяют мою позицию, и не вижу разницы в том, живет этот человек в Львове или в России. С остальными я перестал тратить свое время. С некоторыми людьми не получается не общаться, как с родителями. Мы все сводим к погоде и здоровью. Для них я предатель – я русский, родился в России, служил в советской армии, всегда мог получить российское гражданство. Но #я никогда не жил по своей воле в России, мне пришлось там провести разные периоды моей жизни, и мне всегда там было некомфортно, в Находке, в Москве, в Тольятти. “А как же Крым? Мы знаем, как ты к Крыму относишься”. Ребята, мне проще сменить город, чем страну.

Хочется какого-то жилья, дело не в том, сколько уходит на аренду. Хочется знать, что есть дом. Мое. Я очень честно хочу платить государству налоги, я хочу устроиться на работу официально и честно платить государству налоги. Здесь и сейчас я хочу, чтоб кончилась война, потому что я #не думаю, что кто-то чувствует себя спокойно и уверенно в завтрашнем дне, пока там стреляют и люди гибнут.

История Алексея представлена в рамках выставки “Мое место”, организованной Образовательным центром “Пространство толерантности” и Конгрессом национальных общин при поддержке посольства Королевства Нидерландов. Авторки текстов – Кира Крейдерман и Ульяна Устинова. Фото из семейного архива.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: