Радужные планы “евро-клерикалов”

Дата: 07 December 2016 Автор: Эмма Антонюк
A+ A- Підписатися

Попадают ли гомофобы в ЕС? Украинские “правые” говорят, что да и кивают на соседнюю Польшу.

Еще год назад украинские нардепы с трибуны Верховной Рады наперебой “мерялись ценностями“, принимая антидискриминационные поправки в Кодекс законов о труде. А в октябре этого года их коллеги из польского Сейма, прикрываясь теми же “ценностями”, пытались продвинуть законопроект, полностью запрещающий аборты.

Недавняя дискуссия украинских парламентариев о введении в законопроект по противодействию домашнему насилию понятий “сексуальная ориентация” и “гендерная идентичность” почти совпала с коронованием в Польше Иисуса Христа.

Если проанализировать частоту, с которой депутаты в обоих государствах ссылаются на религию, принимая законы, можно сделать вывод, что Украина с Польшей в отношении прав человека очень похожи. Весомая разница между ними – членство Польши в ЕС, где, казалось бы, права человека – фундаментальная ценность. Поскольку украинцы всегда стремились быть частью Европейского Союза, а после Революции Достоинства и подавно, каждый раз, когда речь заходит о правах человека, консервативно настроенные активисты разыгрывают карту Польши.

“Мысль о том, что защита семейных ценностей помешает евроинтеграции, ошибочна. В Польше помешало?..” Киевская городская организация “Мемориал”

Поэтому среди наших парламентариев уже сформировался отдельный класс, назовем их условно “евро-клерикалы”. Они знают, что большинство их избирателей хотят в ЕС. Поэтому “евро-клерикалы” громко и уверенно артикулируют свой курс на европейский выбор для Украины. Но Европа для них – это валютные транши, гранты на реализацию проектов, открытые границы и многомиллионные инвестиции. Когда же речь заходит о том, что Европа – это еще и определенная модель отношения к человеку и его потребностям, развитые правозащитные практики и прогрессивное законодательство – риторику украинского депутата, который так хотел в Европу, становится трудно отличить от риторики его коллег из Уфы или Перми.

Так нужно ли государственной системе уважать права всех без исключения людей, чтобы сблизиться с ЕС? Мы расставим точки над “і” и рассмотрим этот вопрос через призму польского опыта.

“ВАСИЛИЙ + ЕС = ВАСИЛИСА”?

То, что партнерство с Европой – это принудительное навязывание чужих и неприемлемых для украинцев ценностей – это манипуляция. Так считает писатель Андрей Бондарь.

“Единство в разнообразии” отнюдь не означает, что это “союз нерушимый республик свободных”, где, как известно, никакой свободы не было. Вещи репрессивного характера, касающиеся телесной сферы и сексуальных практик в СССР угнетались и заводились в серую зону, где запреты искусно объяснялись стыдом или народными традициями”, – говорит писатель.

Поэтому, по мнению Андрея Бондаря, людям легко проектировать уже известные фобии – только с другим, противоположным знаком: “В СССР за гомосексуальность светила уголовная статья, а в анти-СССР, ЕС – наоборот, уголовная статья за то, что ты не гомосексуал и/либо не приемлешь геев. Так работает стереотип, новый миф”, – считает писатель.

Однако ЕС действительно имеет свои требования к странам, претендующим на членство или партнерство. И речь идет не только об экономической, но и о правозащитной плоскости. Антидискриминационная поправка в Кодекс законов о труде, которая имеет целью защитить людей от увольнения из-за сексуальной ориентации или гендерной идентичности была проголосована благодаря соответствующим требованиям ЕС. К слову, поляки внесли такую же поправку к своему Трудовому Кодексу перед принятием страны в Европейский Союз.

После Революции Достоинства еврокомиссар Штефан Фюле во время заседания международных кредиторов сообщил украинской стороне, что в обмен на финансовую помощь, ЕС ждет реформ, в том числе и в сфере защиты прав меньшинств. Тогда еще вице-премьер Владимир Гройсман, присутствовавший на совещании заверил: “Украинцы сделали уверенный выбор в пользу пути в Европу, но цена, которую мы за это платим, очень высока”.

Однако, украинские правозащитники рано обрадовались. Уже вскоре, во время принятия поправок в Кодекс законов о труде, Гройсман заговорит иначе: “Мы выступаем с вами за семейные ценности и ни в коем случае, я слышу какие-то фейки, которые говорят о том, что в Украине могут быть хоть какие-то однополые браки. Не дай, бог, чтобы это произошло, и мы никогда не будем это поддерживать”.

Любые заявления европейских политиков относительно требований защищать меньшинства в Украине сразу обрастают мифами. От Киева требуют гарантировать принцип недискриминации всех уязвимых групп, в том числе и по признаку сексуальной ориентации. О том, что это негативно повлияет на жизнь других людей говорить смешно:

“Наш обыватель почему-то думает, что его силой, как когда-то его предков в колхозы, будут загонять в однополые браки и без согласия менять пол. Вот шагает механизатор Василий на смену влажным и туманным ноябрьским утром, и вдруг шум моторов, голубые машины, похожие на “скорые”, но намного-намного быстрее, люди в белых халатах… Забрали Василия в район. Изменили пол. Привезли обратно в село Василису. Дети плачут, жена руки заламывает, пес Полкан не узнает. Только одна Василиса счастлива. Против воли”, – иронизирует писатель Андрей Бондарь, и добавляет:

“Еще один интересный аспект проблемы. Некоторым людям в большинстве своем не понятно, что против воли нельзя сделать человека гомосексуальным, если, конечно, у него есть воля. А люди, которые боятся так называемой “пропаганды”, просто молча кричат: “У нас нет свободы!” Боятся, что на гомосексуальность можно заболеть так же, как на шоу Савика Шустера, блатной шансон и русские сериалы, на которые страдает большая часть нашего богоспасенного народа. Вполне добровольно, кстати. И никакой пропаганды”.

НЕ ТАК ГОМОФОБНА ПОЛЬША, КАК ЕЕ РИСУЮТ

Активистка инициативы ОО “Инсайт. Радужные люди” Кристина Бахур прожила в Польше почти три года. Она убеждена, басни правых о гипергомофобной Польше – очень далеки от действительности: “Польское общество можно назвать консервативно-религиозным. Но при этом мы имеем и образец, как проходил их нынешний Прайд равенства. Это 35 тысяч участников, в противовес нашим 1,5 тысячам, которых охраняли 6,5 тысяч правоохранителей”.

Украина менее либеральная, чем Польша, в вопросах, касающихся защиты прав ЛГБТ, считает Кристина: “В Польше Прайд состоялся в шестнадцатый раз. У них больше защиты, потому что все-таки они уже не просто сами по себе, а члены ЕС. Если есть защита, то нет страха, потому и такие многочисленные кампании”.

Специально или нет, но сторонники идеи о “гомофобной Польше в составе ЕС” о количестве и массовости таких ненавистных украинским “правым” Прайдов не вспоминают.

КОНСЕРВАТИВНЫЙ СЕЙМ VS ЛИБЕРАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

Говорить о Польше как о либеральной стране, где ЛГБТ-сообщество имеет равные права с остальным обществом – нельзя тоже. Даже несмотря на то, что соседская страна в правозащитной плоскости более прогрессивная, чем Украина.

В прошлом году на парламентских выборах победила консервативная партия “Право и справедливость”. Клерикальное большинство в сейме не только блокирует законопроекты, призванные уменьшить дискриминацию в отношении уязвимых слоев общества, но и инициирует собственные законодательные инициативы, направленные “закрутить гайки” либеральному дискурсу.

Генеральный секретарь польской организации “Кампания против гомофобии”, украинец Вячеслав Мельник считает, что в Польше существует большой контраст между настроениями общества и сейма. И хотя первые выбирают вторых, впрочем голосуя, граждане ориентировались скорее на экономическую целесообразность, чем на правозащитную плоскость.

Поэтому и получилось так, что либеральные поляки избрали в парламент консервативных депутатов. “Ценности, которые в Украине часто называют “европейскими”: права человека, права на семейную жизнь, они не играют главную роль, если речь идет о выборе своего кандидата в парламент”, – рассказывает Вячеслав.

Законопроект о гражданских партнерствах был внесен в Сейм еще в 2004-м. Парламентарии не проголосовали за него до сих пор. Хотя в обществе процент поддержки гражданских партнерств, по словам Вячеслава Мельника, из года в год колеблется в районе 50%. В ноябре сейм рассматривал предложение о внесении понятий “сексуальная ориентация” и “гендерная идентичность” в уголовный кодекс, чтобы облегчить жизнь жертвам насилия или языка ненависти. Поправка была отвергнута большинством в первом же чтении.

“Нельзя сказать, что Польше очень легко быть с таким подходом к правам человека в ЕС. Мы также видим, что Европейский суд по правам человека издал решение, согласно которому, если страна не разрешает людям одного пола узаконить свои отношения, то она нарушает права человека на частную и семейную жизнь”, – говорит Вячеслав Мельник.

Сейчас его организация занимается проектом, который призван защитить право на семейную жизнь граждан Польши. В проекте принимают участие 5 пар, которые сейчас проходят судебные процессы в Польше, чтобы с официальным отказом в браке обратиться в Европейский суд по правам человека.

Однако общество воспитывает депутатов, а не наоборот. По словам Вячеслава Мельника, количество случаев, когда депутаты Сейма в публичных речах использовали язык ненависти, по сравнению с прошлым годом, заметно уменьшилось. Причина в том, что электорату это не нравится.

Следовательно, “евро-клерикалы” правы, в ЕС существуют консервативные страны, среди которых есть и Польша. Их законодательство и бытовые традиции отличаются от тех, что господствуют, скажем, в Германии или Нидерландах. Однако они значительно более развиты в правозащитной плоскости, чем Украина. И даже выбрав консервативную власть, электорат “воспитывает” ее таким образом, чтобы если не идти вперед, то хотя бы не двигаться назад на пути к достижению равных прав меньшинств. Поэтому “брать пример с Польши” не означает для Украины игнорировать права человека, а наоборот, вопреки патриархальным и консервативным укладам, хоть медленно и с проблемами, но двигаться в сторону равноправия.

Фото предоставлены автором, а также ednist.info 

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: