Является ли Беларусь государством-агрессором в отношении Украины, несмотря на отсутствие боевых действий?

Дата: 19 June 2022
A+ A- Підписатися

Вопрос непосредственного участия Беларуси в войне против Украины постоянно возникает с момента полномасштабного нападения России на наше государство. И хотя Александр Лукашенко регулярно уверяет, что его армия не намерена участвовать в боевых действиях, а 18 мая в обращении к ООН в очередной раз заявил, что Беларусь не является агрессором в отношении Украины, но с первых дней войны и сегодня Беларусь предоставляет свою территорию для размещения российских военных и запуска ракет по нашей стране.

Поможет ли отсутствие боевых действий избежать Беларуси и ее руководителям ответственности за агрессию и как определяется ее статус государства-агрессора и стороны вооруженного конфликта, читайте в разъяснении экспертов по международному праву.

Александр Лукашенко. Фото: www.globallookpress.com

Понятия “государство-агрессор” и “сторона международного вооруженного конфликта” используются не только в международном праве, но и в различных его отраслях. Они не тождественны. Более того, в некоторых случаях государство может не быть стороной международного вооруженного конфликта, в котором оно является агрессором.

Это связано с тем, что в рамках отдельных отраслей и институтов международного права устанавливаются различные правовые режимы, имеющие собственные цели и задачи.

Современное международное право одним из своих основных принципов запрещает “угрозы силой или ее применение как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций” (статья 2 Устава ООН). Исключением этого запрета является противоправность и запрет агрессии, определение которой содержится в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 “Определение агрессии” от 14 декабря 1974 года(далее Резолюция 3314). Ее положения считаются нормами общего международного права и отражают универсальный международно-правовой обычай по этому вопросу.

Согласно Резолюции 3314, агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо иным образом несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций.

Помимо общего определения агрессии, Резолюция 3314 содержит и перечень действий, которые независимо от объявления войны, квалифицируются как акт агрессии:

а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства, или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни имела, что является результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия территории другого государства или его части с применением силы ;

b) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;

c) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;

d) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы или морские и воздушные флоты другого государства;

e) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства с согласия государства, которое принимает, с нарушением условий, предусмотренных в соглашении, или любое продление их пребывания на такой территории после прекращения действия соглашения;

f) действие государства, которое позволяет, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

g) отправление государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, совершающих акты применения вооруженной силы против другого государства, которые имеют такой серьезный характер, что это равносильно вышеперечисленным актам.

Четкий список позволяет значительно лучше понять, в каких конкретных случаях государство может быть определено как агрессор. И для понимания различия между понятиями “государство-агрессор” и “сторона международного вооруженного конфликта” нам следует обратить внимание на последние два действия, которые могут квалифицироваться как акт агрессии.

Что касается понятия “сторона международного вооруженного конфликта”, которое используется в международном гуманитарном праве, необходимо отметить следующее. Несмотря на широкое применение, часто вне международного гуманитарного права указанное понятие имеет конкретное определение и цель.

Согласно общей статье 2 Женевских конвенций от 12 августа 1949 года (далее – ЖК), конвенции применяются во всех случаях объявленной войны или любого другого вооруженного конфликта (в понимании ЖК и Дополнительного протокола к ЖК, что касается защиты жертв международного вооруженного конфликта от 8 июня 1977 года (далее – ДП И), речь идет именно о международном вооруженном конфликте).

Наличие “вооруженного конфликта” (в случае вооруженного конфликта между государствами, являющимися условием применения ЖК и ГП I, – “международного вооруженного конфликта”) определяется в случаях:

фактического столкновения вооруженных сил сторон вооруженного конфликта;

или объявленной войны между двумя или более государствами, даже если боевые действия не ведутся;

или оккупации всей или части территории государства, даже если эта оккупация не встретит ни одного вооруженного сопротивления.

Наиболее распространен первый вариант квалификации наличия международного вооруженного конфликта между государствами.

Главным признаком, характерным для каждого международного вооруженного конфликта, является фактическое активное участие двух или более государств в этом вооруженном конфликте. В то же время интенсивность такого участия не имеет значения – международный вооруженный конфликт будет иметь место с первого выстрела или захвата первого квадратного метра территории другого государства. Государство, производящее такой выстрел или захват, автоматически становится стороной конфликта.

Такие условия квалификации напрямую связаны с целью применения понятия “вооруженный конфликт” – для определения условий применения ЖК, то есть условий применения режима защиты жертв войны. Не больше не меньше. Следовательно, констатация наличия международного вооруженного конфликта напрямую связана с наличием и необходимостью защиты соответствующих категорий жертв войны – раненых, больных в составе вооруженных сил, военнопленных, гражданского населения. Если вооруженного столкновения нет, то эти категории лиц отсутствуют в отношениях между государствами. То есть, возвращаясь к цели международного гуманитарного права и всем его нормам и институтам – защите жертв войны, эти категории лиц в случае, указанном в п. 3 (f) Резолюции 1974 года, отсутствуют.

Следовательно, если государство позволяет, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства, то оно является агрессором, но если между ним и жертвой агрессии непосредственно фактические боевые действия не ведутся, то нет условий для квалификации международного вооруженного конфликта между ней и жертвой агрессии. Исключением будет случай, когда между ними объявлена ​​война, но это другая ситуация.

Соответственно, государство, которое соглашается предоставить свою территорию для совершения нападения на территорию третьего государства, даже при отсутствии активного участия в вооруженном конфликте является государством-агрессором, но не является стороной этого вооруженного конфликта.

Таким образом, государство-агрессор необязательно является стороной конфликта, поскольку агрессия может быть совершена не только активным поведением, но и предоставлением согласия на использование своей территории для совершения агрессии другим государством. Агрессия является одновременно и международной противоправной деятельностью, отвечать за которую должно государство, и международным преступлением, отвечать за которое должно высшее военно-политическое руководство этого государства.

Сторона вооруженного конфликта (сторона международного вооруженного конфликта) является термином, который используется в международном гуманитарном праве для обозначения субъектов, обязывающих соблюдение норм международного гуманитарного права во время вооруженного конфликта. И в этом заключается фундаментальное отличие между этими понятиями: агрессия нуждается в расследовании и привлечении к ответственности, а наличие статуса стороны конфликта налагает обязательства по международному гуманитарному праву.

Тимур Короткий, вице-президент Украинской ассоциации международного права, ведущий научный сотрудник Института информации, безопасности и права Национальной академии правовых наук Украины

Роман Еделев, исполнительный директор Украинской ассоциации международного права, доцент кафедры международного права Учебно-научного института международных отношений КНУ имени Тараса Шевченко

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: