Убийство за то, кто ты есть

Дата: 27 March 2015 Автор: Виктория Лазаренко
A+ A- Підписатися

В июне 2014 года в Одессе группа агрессивных парней избила мужчину родом из Эфиопии. Он вышел вечером в магазин и увидел неподалеку компанию, которая выкрикивала призывы к убийству африканцев, евреев и индусов. Уже через несколько минут, увидев мужчину, около 8 человек, хорошо физически подготовленных ребят, направились навстречу. Мужчину ударили по голове чем-то тяжелым – окровавленный, он перебежал на другую сторону улицы, убегая от преследования. Люди, которые были на детской площадке, спасли его от нападавших, вызвали милицию и скорую. Мужчину доставили в больницу, сделали операцию и назначили лечение. Правоохранители опросили его, но на этом все и закончилось. Заявление в милицию пострадавший мужчина не подавал. Лишь отметил, что с 2000 года на него нападали из-за его этнической принадлежности уже 7 или 8 раз…

В Украине такие преступления фиксируются разве что общественными организациями. Недавно сеть “Инициатива разнообразия”, которая координируется Международной организацией по миграции и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, провела мониторинг случаев преступлений на почве ненависти за 2014 год.

Кто становится жертвой?

Результаты мониторинга свидетельствуют, что от нападений из-за этнической принадлежности больше всего страдают выходцы из африканских стран. Акты вандализма осуществляются преимущественно в отношении еврейских и крымскотатарских культовых сооружений.

Преступления на почве ненависти обычно вызваны предрассудками или предвзятым отношением к определенным группам людей – национальным, религиозным и ЛГБТ-меньшинствам. Эксперты рассказали о таких случаях, как проявления насилия на этнической почве (избиение ученика синагоги в Киеве, молодого рома в Переяслав-Хмельницком, выходца из Эфиопии в Одессе), акты вандализма (осквернение неонацистской символикой мемориала “Скорбящая мать” в Полтаве, нападение на синагогу в Запорожье, поджог отеля и автомобилей крымских татар в крымском селе Рыбачьем). Также было уделено внимание случаям этнического профайлинга со стороны правоохранительных структур, дискриминации и проявлений языка вражды.

Печальная статистика

По данным мониторинга, в 2014 году зафиксировано 19 случаев насилия с подозрением расовой мотивации, от которых пострадали выходцы из таких стран, как Уганда, Чад, Судан, Эфиопия, Сомали, Камерун, а также граждане Украины еврейского и ромского происхождения. Случаи были зафиксированы в Киеве, Белой Церкви, Одессе, Харькове, Коростене и других городах. Количество случаев несколько увеличилась по сравнению с 2012 и 2013 годами (17 и 13 случаев соответственно).

Акты вандализма, преимущественно в отношении еврейских и крымскотатарских объектов и одного ромского поселения, зафиксированы в ряде населенных пунктов Крыма, а также Новомосковске, Александрии, Чернигове, Чигирине, Харькове, Хмельницком и других городах. Всего таких случаев 22, что несколько больше данных 2013 года (18).

Яна Салахова, специалист по противодействию расизму и ксенофобии, представительница Международной организации по миграции, отметила, что преступления на почве ненависти можно разделить на две категории: “Это преступления против людей (в первую очередь мы обращаем внимание на насилие), и преступления против собственности, которая может принадлежать определенным меньшинствам – церкви, синагоги, мечети, кладбища“.

Кроме того, по словам Салаховой, нападения осуществляются на культурные памятки и даже школы, где учатся представители определенных национальных меньшинств.

Послание об опасности

Ключевой критерий в таких преступлениях – так называемые “видимые меньшинства”. То есть больше всего страдают те, кто внешне отличается от большинства.

Яна Салахова отметила, что имеет значение и время совершения преступления. Преступления, совершенные днем, обычно имеют целью публичное выражение намерения и отношения к личности. В то же время при совершении таких преступлений рядом оказывается больше свидетелей, что облегчает расследование.

Експертка рассказала, в чем заключается особая опасность преступлений на почве ненависти: “Они направлены не против одного человека, то есть представитель меньшинства представляет все общество этого меньшинства, и когда совершается такое преступление, то это является посланием опасности, страха для всей общины. Если, например, нападение было совершено на представителя армянской общины, то это послание сделано для представителей всего общества армян в этом городе или районе“.

Стратегия нападающих

Часто нападения на представителей меньшинств происходят со стороны футбольных фанов, так называемых “ультрас”, особенно после завершения футбольных матчей и концертов, говорит Салахова.

Нападают обычно со спины, не по одному, а по меньшей мере втроем. Обычно такие случаи – это жестокое избиение, потому что нападающие хорошо тренированы.

Отдельной проблемой являются так называемые смешанные мотивы преступления. Когда человека не просто избили, но и забрали ценные вещи или деньги, это потом используется для того, чтобы не квалифицировать преступление как совершенное на почве ненависти. Мониторинг соцсетей показывает, что со своей стороны представители неонацистских и других групп, осуществляющих такие нападения, в последнее время специально договариваются между собой забирать у жертвы нападения телефон или кошелек, чтобы замаскировать свои мотивы. В таких случаях, отмечают эксперты, надо тщательно исследовать, не была ли выбрана жертва нападения именно по религиозному, национальному или иному признаку.

Документирование – прежде всего

За рубежом правоохранители проводят тщательное документирование и ведение учета преступлений на почве ненависти, говорит Елена Бондаренко, представительница проекта “Без границ” Центра “Социальное действие”. Это используется при проведении полноценного расследования, хотя и не заменяет его, а также для ведения статистики – по этим данным готовятся отчеты по количеству преступлений.

Это досудебная форма: инцидент, который еще в судебном порядке не доказан, не расследован, не завершен, все же находится в этой статистике. Это очень важно, потому что иногда такие дела не доходят до суда или из-за невозможности найти нарушителей, или из-за нежелания пострадавших продолжать расследование“, – говорит Бондаренко.

Экспертка приводит пример Великобритании: там были разработаны рекомендации по операционной деятельности при расследовании таких преступлений, и при общении с коллегами из этой страны оказалось, что Украина отстает лет на тридцать.

Это действительно долгая и кропотливая работа, которая была в том числе проделана при активном участии полиции Великобритании, активных офицеров, которые были заинтересованы в расследовании и предупреждении этих преступлений“, – отмечает экспертка.

В стране был разработан облегченный вариант документирования преступлений на почве ненависти, основанный прежде всего на оценке преступления жертвой и свидетелями. Это касается только документирования, потому что для расследования нужна полная доказательная база и доказательство причастности подозреваемого к совершению преступления.

В случае, если преступление не имело места, но человек уверен, что действия в отношении него осуществлялись по мотивам предвзятости, то это квалифицируется как инцидент на почве ненависти.

Нюансы расследования

Как отметил представитель Секретариата Уполномоченного Верховной Рады по правам человека Сергей Пономарев, согласно данным обращений в Офис Уполномоченного, в Украине существует проблема изначальной неправильной квалификации таких дел.

Мы здесь должны говорить о предварительной квалификации и квалификации, с которой дело передается в суд. Очень часто, когда предварительно правоохранительными, следственными органами дело было квалифицировано по общей статье – например, 296-й, хулиганство – без учета мотива нетерпимости, то для пострадавших в процессе очень трудно заставить правоохранительные органы переквалифицировать дело с мотивом нетерпимости“, – отмечает Пономарев.

Также, по словам Пономарева, это вопрос эффективности расследования: если предварительная квалификация общая – хулиганство, то соответствующим образом планируются и следственные действия, если же это мотив нетерпимости, то расследование организуется иначе, ищутся другие доказательства, задаются другие вопросы.

Украинские силовые структуры не всегда обращают на преступления на почве ненависти особое внимание – правоохранители отмечают, что следователи слишком перегружены работой. В ответ на это правозащитники предлагают разработать методологию рассмотрения таких дел. Тогда этот процесс структурируется и будет занимать меньше времени.

Также эксперты отмечают, что преступления на почве ненависти оказывают большее психологическое воздействие на жертв, ведь это преступления, совершенные из-за идентичности человека – то есть из-за того, что нельзя изменить.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: