Эксперты рассказали о саботаже расследования дела Майдана

Дата: 05 July 2015 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

Общественность всколыхнула информация о ликвидации Управления спецрасследований преступлений во время событий на Евромайдане. Эксперты заговорили о создании временной следственной комиссии (ВСК) при Верховной Раде. Почему необходима ВСК именно сейчас и как происходит расследование преступлений, совершенных во время Революции достоинства – об этом рассказали адвокаты и правозащитники.

Роман Маселко, активист Автомайдана, адвокат

Дела Автомайдана являются достаточно простыми с точки зрения правовой квалификации. Доказательной базы достаточно. Большинство фигурантов дел находятся на своих должностях. Нет объективных препятствий для расследования этих дел.

Напомню, во время Евромайдана существовал запрет прав управления транспортными средствами за поездки в Межигорье. В целом для преследований автомайдановцев было привлечено около 400 работников ГАИ. На основании документов около 120 – 130 судей выносили решения о лишении прав управления автомобилями.

50 из 400 работников ГАИ и около 10 судей являются фигурантами расследований. По ним реально продвигаются дела с обвинительными заключениями или подозрениями. Это даже не 10%.

В мае около 40 обвинительных актов в отношении инспекторов ГАИ передано в суд. Но передать в суд – это не результат. Результат – это наказание виновных. 

На сегодня у нас ни одного обвинительного приговора. Точнее, был один. Я лично представлял пострадавшего на этом процессе. Был действительно обвинительный приговор, но он в настоящее время совершенно правильно отменен и дело возвращено в прокуратуру. Буквально на прошлой неделе было очередное заседание по этому делу. Второй раз оно возвращено в прокуратуру из-за того, что приговор ненадлежащим образом оформлен и не отвечает требованиям уголовного процессуального законодательства. 

Есть уже три оправдательных приговора. При этом один из них подтвержден решением Апеляционного суда. Это решение уже вступило в силу и человек признан абсолютно невиновным. Это абсолютно законные и обоснованные приговоры, потому что то, что передается в суд – не выдерживает никакой критики. 

Подавляющее большинство обвинительных актов возвращается в прокуратуру в связи с тем, что акты не соответствуют требованиям уголовного процессуального законодательства. 

Что прокуратура делает? Вы думаете, она их исправляет? Нет! Она оспаривает решение первой инстанции, идет в апелляцию. Там проигрывает все эти дела. Они возвращаются в прокуратуру, и прокуроры опять подают, и заново начинается круговорот дел без всякого результата. 

Прокуратура часто жалуется, что у нее нет ресурсов и времени. Но она тратит много времени на действия, которые ни к чему не приводят.

“Скользкие” судьи

Судья Оксана Царевич сделала меня революционером. После ее суда я понял, что надо менять все в корне.

Все знают, что ей объявили сначала подозрение, а затем отстранили от должности Печерского районного суда в Киеве. Так вот, две недели назад решение об отстранении отменено. Сегодня Царевич одновременно с нами рассматривала уголовные дела в Печерском суде. Она уже вернулась к рассмотрению своих дел и функционирует как полноценный судья. Замечательно, правда?

Судьи принимали такие решения во время Евромайдана, потому что на них давили. И нет ни одного начатого дела по 376 ст. УК Украины (“вмешательство в деятельность судебных органов”). Это говорит о качестве следствия.

Саботаж расследования

Нужно наказывать виновных в этом саботаже и непрофессионализме. Мы называем конкретные фамилии, но никакого наказания нет.

При прокуратуре создано Управление, которое будет заниматься расследованием действий или саботажа в расследовании этих дел. Этого мы требовали очень давно. Потому что те люди, которые сейчас саботируют или непрофессионально относятся к своим обязанностям, должны понимать, что за это предусмотрена ответственность.

Прокуратура Киевской области закрывала практически все уголовные дела. И одним из прокуроров был следователь Люльчук Александр Александрович, который закрыл как минимум два дела. Его действия мы признали незаконными. Мы возобновили эти дела. И сейчас господин Люльчук в этом Управлении будет расследовать, почему не расследуются дела о преступлениях во время Евромайдана.

Наша коммуникация налажена превосходно. Мы встречаемся с Виктором Шокиным, с Сергеем Горбатюком и другими следователями без проблем. Но нет результата. Поэтому понятно, что нам нужны дополнительные механизмы, инструменты, такие, как ВСК, которые будут давать нам возможность дополнительно контролировать следствие и требовать привлечения виновных к ответственности.

Недавно арестовали одного из сотрудников “Беркута” – подполковника милиции Олега Янишевского, которого подозревают в расстреле евромайдановцев. Человек спокойно целый год работал в подразделении специального назначения, получал зарплату. Аваковым даже не было проведено надлежащего служебного расследования. Государство несет убытки из-за того, что мы до сих пор платим деньги служащим, которые обвиняются в убийствах и преследованиях людей.

Александра Матвийчук, правозащитница, координатор волонтерской инициативы Евромайдан SOS

В марте Генеральная прокуратура и МВД пришли в Евромайдан SOS и попросили информацию, которую мы накопили за месяцы протеста, об этих грубых нарушениях, совершенных в рамках систематического и масштабного наступления на мирных протестующих.

Мы очень тесно работаем с Международным уголовным судом и с Международной консультативной панелью Совета Европы. Мы четко понимаем, что домашнее задание за Украину никто не сделает и, несмотря на все надежды на международные судебные инстанции, мы должны провести надлежащее расследование на национальном уровне.

Общественность проанализировала каждое уголовное производство, начиная с 25 ноября 2014 года. К сожалению, многие рекомендации, которые мы дали в отдельном отчете, до сих пор актуальны.

И это несмотря на то, что мы имели личные встречи с Генеральным прокурором, министром МВД и с главой Совета судей. Мы видим, как система сопротивляется, как за это сопротивление никто не наказан.

В отчете четко видно, что отдельные следователи новосозданного Управления специальных расследований буквально за несколько месяцев сделали намного больше, чем целая прокуратура города Киева за целый год. Я помню, как после создания этого Управления нам звонили их сотрудники и просили передать фото- и видеоматериалы, которые у нас есть. На что мы очень удивились: “Как же, в марте прошлого года мы передали все в Генеральную прокуратуру”.

Мы видим, что многое им пришлось поднимать с нуля. Поэтому мы не понимаем, зачем ликвидировать и высказывать предположения о прекращении работы этого управления. По нашему мнению, люди, которые причастны действиями или бездействием к затягиванию расследования, и соучастники должны быть наказаны.

Евромайдан SOS призывает всех руководителей фракций и всех народных депутатов отдать долг обществу и проголосовать о создании ВСК еще перед тем, как уйти на каникулы.

Тарас Гаталяк, правозащитник, координатор инициативы Адвокатов семей Небесной Сотни 

По моему мнению, нужно более качественно наполнять Управление спецрасследований. Там должно работать не 50 следователей, а как минимум 100. 

Почему-то мы ходим и клянчим финансирование. У Шокина три месяца назад мы встречались и говорили о недостаточном финансировании. В прошлом году, когда проводили судебно-медицинские экспертизы по раненым, то, извините, 30 – 50 тысяч гривень не было в государстве, чтобы оплатить работу Бюро судебно-медицинской экспертизы. 

Сейчас мы просили средства на дополнительное оборудование, на надлежащее финансирование. И нам нужно еще больше, чтобы эксперты, следователи получали не по 3 – 4 тысячи гривен, а более высокие зарплаты, чтобы они могли качественнее и быстрее работать. 

Я не понимаю такой позиции Генеральной прокуратуры, первых лиц государства в отношении ликвидации Управления спецрасследований. Это что, нет политической воли, чтобы расследовать? Мы добивались три месяца, чтобы создали Управление, чтобы была четкая координация между Генпрокуратурой, МВД и СБУ. Добились, сделали. В результате мы имеем очень хороший пример, когда благодаря сотрудничеству Управления специальных расследований Генеральной прокуратуры и СБУ задержали экс-заместителя командира полка “Беркута”, подполковника милиции Олега Янишевского. 

ВСК будет создана для проверки вопросов, фактов, изложенных в отчете Международной консультативной группы. В отчете говорится, в частности, о сотрудничестве МВД и Генпрокуратуры. Позиция МВД по отношению к ГПУ не способствовала расследованию, а даже препятствовала. 

Мы в октябре 2014 года обратились с фактами о подвозе беркутовцев, действующих работников милиции в Апелляционный суд, где проходило рассмотрение дела Дмитрия Садовника (руководителя “Беркута”, которого подозревают в участии в расстрелах майдановцев – ред.). Руководство МВД нас направило в главное управление МВД Украины в городе Киеве. Мы подали все материалы начальнику по инспекции личного состава управления кадрового обеспечения ГУМВД в Киеве Людмиле Леонидовне Емельяненко. Результаты расследований: несколько работников попросились, чтобы их подвезли на базу, и их подвезли. 

Емельяненко преспокойно работала при Януковиче и Захарченко. После Революции достоинства она проводила большинство служебных расследований в отношении сотрудников киевской милиции и сотрудников спецроты “Беркут”.  

Ну, и правильно, а зачем же ей делать надлежащие проверки? Ведь ее руководителем был начальник киевской милиции Александр Терещук, который преследовал евромайдановцев на Волыни, и его всячески поддерживал министр Арсен Аваков. А теперь вот и президент Петр Порошенко сказал, что Терещук не подпадает под люстрацию. Чего ей бояться? 

Вопрос к министру МВД. Почему работали до последнего времени и почему продолжают работать другие сотрудники милиции, “Беркута” по сегодняшний день? Мы уже слышали неоднократные заявления, что следствие проводит Генеральная прокуратура, но, к сожалению, по этим сотрудникам не проведены надлежащие проверки. Они не уволены. Они и дальше продолжают работать, приезжать на суды и давить на свидетелей, потерпевших и так далее. 

Управление при ГПУ, которое расследует служебную халатность или саботаж расследования, курирует господин Ничипоренко Алексей Валентинович. По нашей информации, именно Ничипоренко курировал направление расследования преступлений против Автомайдана. 

Нечипоренко является сыном депутата регионала Валентина Николаевича Ничипоренко, который голосовал за диктаторские законы 16 января 2014 года! Сейчас он тоже депутат. Мне очень интересно, был ли допрошен в Генпрокуратуре экс-регионал Валентин Ничипоренко и дал ли искренние показания, почему он отозвал свой голос и дал другие показания о том, как все было? 

Когда было создано Управление спецрасследований, из прокуратуры Киева принесли в мешке более 100 заявлений, где не было назначено никаких экспертиз. Заявления не были внесены в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР). Не были опрошены ребята, раненые на Майдане. 

При встрече с Виктором Шокиным мы требовали не просто увольнения, а привлечения саботажников к уголовной ответственности. Я говорю эмоционально, но у меня друг, Богдан Сучаник, погиб на Майдане, и мы будем требовать расследования дел до конца. То же самое касается и МВД.

Елена Сторожук, адвокат семей Небесной сотни

Мы устали бороться с безнаказанностью, круговой порукой, которая существует между прокуратурой и органами внутренних дел.

Понятно, что органы прокуратуры сами себя контролируют, как они проводят досудебные расследования. Очень часто мы слышим о задержании лиц, об избрании меры пресечения. Однако это все только на уровне объявления очень широко рекламируется. Само судебное расследование не состоит только в задержании лица, в избрании меры пресечения.

Мы не требуем наказания любой ценой. Мы требуем результата, чтобы эти расследования были качественными и чтобы к ответственности привлекались именно виновные лица.

Именно поэтому я считаю, что нужно поддержать создание ВСК. Нельзя забывать, что безнаказанность существует, что она порождает такую ​​же безнаказанность и в отношении других лиц. Майдан отошел на задний план. У нас военные действия на востоке Украины. Аналогично расследуются и те дела. Если мы не доведем эти дела до конца, то всегда в Украине будет господствовать безнаказанность и будет потеряна вера в справедливость.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: