Ирина Выртосу: “Не следует противопоставлять одну национальную общину другой”

Дата: 01 September 2016
A+ A- Підписатися

Ирина Выртосу, главный редактор сайта Центра информации по правам человека и журналистка, отмечает, что в целом украинские журналисты начали использовать корректные термины относительно ромской общины. Но в то же время в их материалах часто имели место недопустимые фразы типа “местные жители выступили против ромской общины”.

27 августа в селе Лощиновка Измаильского района Одесской области было найдено тело девочки 2007 года рождения с признаками насильственной смерти. По подозрению в убийстве правоохранители задержали местного жителя. Возмущение лощиновцев вызвало то, что подозреваемый принадлежал к ромской общине села. Это привело к погромам домов, принадлежащих ромам.

MediaSapiens обратился за комментарием к экспертке Ирине Выртосу с вопросами, как, по ее мнению, украинские медиа справились с освещением конфликта, который возник между жителями села.

Как отмечает экспертка, журналисты начали использовать корректные термины относительно ромской общины. Однако над наполнением новостей и углом подачи медиа еще надо поработать. Ирина обращает внимание, что в Украине происходит около 2500 убийств ежегодно, но это не становится поводом для не менее 2500 погромов. Поэтому медиа должны быть очень внимательными, описывая чувствительные темы и подавая такую ​​информацию.

– Как вы оцениваете профессиональный уровень СМИ, когда речь идет об освещении ромской общины в новостях? Особенно в контексте последней волны новостей о событиях в Одесской области?

В общем профессиональный уровень освещения общины ромов, как, впрочем, других национальных общин очень низкий. Интерес к ним появляется, как правило, когда происходят резонансные события, или материал приурочен к очередному Дню “чего-то”. В Украине проживает более 130 национальностей – и что мы о них знаем со СМИ? Разве что только из изданий национальных общин, тираж (аудитория) которых не очень большой.

Проблема освещения темы ромов заключается еще и в том, что очень сильное стереотипное (преимущественно – негативное) восприятие ромской общины. Недавно общалась с 3-летней девочкой, которая на вопрос “Где твоя игрушка?” очень спокойно и уверенно ответила: “Цыгане украли”. Это при том, что газет она еще не читает… в отличие от ее родителей.

Классика жанра, когда происходит преступление, и подозреваемый в преступлении человек с определенными характеристиками (по национальности, этническому происхождению, цвету кожи, по статусу ВПЛ) становится основанием для сообщения в СМИ. Например: “Цыган (ром) украл корову”. При этом подобное преступление украинца журналисты даже не замечают.

Относительно трагедии в Лощиновке. СМИ довольно оперативно отреагировали на само событие, к сожалению, трагическое, и солидарно начали его освещать. Дискуссия вокруг ситуации кочевала из социальных сетей в СМИ, и наоборот – со СМИ в социальные сети.

Здесь показательным является использование термина “ром”, “ромка”, что свидетельствует об интересе к корректной терминологии и, видимо, желании избегать языка вражды (как в случае использования терминов переселенец, внутренне перемещеное лицо, а не беженец относительно граждан Украины, или использование термина человек с инвалидностью, а не инвалид или лицо с ограниченными возможностями и т.д.).

– Каким был угол подачи в медиа?

Многие СМИ опубликовали профессиональные комментарии с правозащитным акцентом. То есть пытались разобраться в ситуации, чьи права были нарушены, как именно, вместо простого и, извините, циничного освещения человеческой трагедии – убийства девочки. Так я могу назвать ряд публикаций и интервью в “Украинской правде”, на “Громадском Радио”, газете “День”, на сайте Центра информации по правам человека и т.д.

Отдельные колонки/точки зрения правозащитников также стали “холодным душем” в массовой истерии вокруг ромского погрома. К примеру, колонка Ирины Федорович “Победа вил над правами и законом” очень грамотно расставляет точки над “і” и заставляет задуматься, а что, собственно, случилось. И почему?

Важна своевременная реакция государства на такие события. К слову, заявление представительницы Офиса Уполномоченного по правам человека Аксаны Филипишиной разошлось молниеносно по СМИ. В нем была актуальная информация, четкая позиция государственной структуры (как один из сигналов от государства), расставлены акценты с точки зрения прав человека. Так что даже те СМИ, которые грешат резонансными заголовками, воздержались от нагнетания страха и опубликовали качественную информацию.

Но в отличие от крупных, проблемных материалов, я не могу не отметить, что заголовки новостей, комментариев пестрят языком вражды.

“Нацполиция: Пойманный ром-убийца в Лощиновке отрицает свою вину, хотя доказательная база – против него” (Ukr.Media), “Ромская община после убийства ребёнка согласилась покинуть Лощиновку” (Фокус), “В Одесской области вспыхнул народный бунт: зверски убита 8-летняя девочка “(Сводка независимых Новостей),” Творятся дьявольские дела “: что думают о бунта в селе Лощиновка известные цыгане” (Комсомольская правда в Украине).

Некоторые СМИ опубликовали фото погибшей девочки, что нарушает не только журналистскую этику, но и права ребенка в целом.

Часто публиковали неточные детали. Например, Одесская полиция информировала, что возраст погибшей девочки 9 лет, а большинство СМИ подают – 8-летняя. Казалось бы, мелочь – но это вопрос точности информации.

Еще один важный момент в этой истории. Информирование (как одна из функций СМИ) вступает в конфликт с принципом “Не навреди”. А лично для меня, как для журналистки, принцип “Не навреди” имеет больший вес.

Событие в Одесской области, без сомнения, имеет резонансный характер. Однако имеет место и тот факт, что в Украине происходит около 2500 убийств ежегодно, однако это не становится поводом для не менее 2500 погромов… Я не помню ни одного журналистского материала, который бы освещал ситуацию с этой стороны.

– Какие еще слова и выражения характерны для “языка вражды” относительно ромов?

Хочется процитировать правозащитника Максима Буткевич о том, что украинские СМИ не научились разряжать напряженную атмосферу. В материалах часто цитировали фразы типа “местные жители выступили против ромской общины”, что недопустимо. Ведь члены ромской общины также являются местными жителями.

Важный аспект – не следует нагнетать и противопоставлять одну национальную общину другой национальной общине.

Также нельзя использовать военную лексику, к примеру, “организовать коридор для вывода представителей этнической общины с территории поселка, чтобы предотвратить акты насилия”. Ведь речь идет о части общества поселка/города, а не о реалиях войны.

И напоследок. Профессиональное освещение любого вопроса – касается это ромов, украинцев или русских – не просто информирование населения. Потому что чем меньше мы знаем – тем больше подозреваем. Профессиональное освещение вопроса снимает напряжение, расставляет акценты, “провоцирует” к критическому мышлению. А в нашем биполярном мире – где или измена, или победа, – очень важно подавать проверенную, взвешенную, точную информацию, а тем более – такую ​​чувствительную информацию.

MediaSapiens

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: