Гройсман и “стальные яйца”: чего требуют от правительственных чиновников секс-работники

Дата: 01 March 2018 Автор: Сергей Кочмарский
A+ A- Підписатися

1 марта в Киеве прошел ежегодный “Марш секс-работников”, в котором приняли участие несколько десятков бывших и настоящих работников секс-сферы. Активисты требовали от властей отменить административную ответственность за “занятие проституцией”. На мероприятие пришли и противники декриминализации с феминистских объединений.

Акцию проводили по случаю Международного дня прав секс-работников, который  отмечается 3 марта. Поскольку этот день выпадает на субботу, активисты решили прийти к правительственным зданиям в рабочий день, когда их смогут услышать чиновники.

Акцию под символическим названием “Стальные яйца” инициировала всеукраинская лига “Легалайф”. Некоторые участники пришли в масках, другие имели на голове красные каски, в руках – самодельные транспаранты и символические красные фонарики.

Главное требование активистов – отменить административную ответственность за “занятие проституцией” (ст.181-1 Кодекса Украины об административных правонарушениях – КУоАП). Статья предусматривает штраф до десяти необлагаемых минимумов доходов за предоставление индивидуальных секс-услуг.

“Наказание по этой статье является чисто формальным, – говорит одна из участниц акции. – Новая полиция действует по старой “ментовской” привычке и прикрывает на нашу деятельность глаза взамен на достаточно символические суммы, которые мы зарабатываем за получасовой сеанс с клиентом. Зато наш нелегальный статус позволяет нас шантажировать, мы подвергаемся прямому вымогательству и насилию”.

Секс-работницы просят не употреблять к ним слово “проститутки”*: “Это прежде всего работа. Мы пашем, чтобы прокормить своих детей, подвергаемся опасности. Это изнурительный труд. И так же, как другие, мы совершенствуем свои профессиональные навыки. Некоторые ходят на образовательные курсы , как и все мы можем изменить профессию и заниматься чем-то другим. Не все, но нас таких много”.

Напротив акции секс-работников проходит другая – противников и противниц легализации платных сексуальных услуг.

“Я – феминистка и выступаю за “скандинавскую модель”. Легализация рынка секс-услуг – это лишь углубление проблемы женской эксплуатации. Есть предложение – есть спрос, и он без уголовной ответственности, прежде всего – ответственности клиентов – будет только расти. Проституция является лишь одной из форм сексуального насилия, женщины не идут в секс-индустрию добровольно”.

Участницы альтернативного митинга не мешают основному и не выкрикивают лозунгов, спокойно дают комментарии журналистам.

 

Между тем секс-работники зовут выйти к ним Владимира Гройсмана. И “премьер” выходит! В маске – парень секс-работник. Ему вручают стальные яйца.

С ними “премьер” обещает декриминализировать рынок секс-услуг.

После этого активисты выстраиваются колонной и идут к Верховной Раде и Администрации Президента.

“Свободу секс-работникам!”, – восклицают активисты.

“Работа – не преступление!”

Возле парламента хватает других митингов, поэтому останавливаются на перекрестке улиц неподалеку. К активистам выходит “спикер парламента”. Он тоже “за” декриминализацию, и ему так же вручают яйца.

Когда активисты наконец дошли до администрации президента, их встретил “генпрокурор” с тортиком. Он тоже поддержал секс-работников, но в награду яиц не получил. У него и так есть торт.

Секс-работники планируют выходить на акции и дальше, пока чиновники их не услышат.

* Эсперты по вопросам дискриминации советуют использовать корректную терминологию относительно секс-работников. Юлия Царевская, руководитель проекта ВБО “Конвиктус Украина”, объясняет распространенные дискриминационные слова и почему так говорить не стоит:

“Проститутка”
– Таких женщин мы называем секс-работницами , женщинами, которые вовлечены в секс-работу. Это делается для того, чтобы постепенно в голове рядового гражданина была ассоциация с работой, трудом.

“Проститутка”, “женщина легкого поведения”
– Исследования организации показывают, что первый половой контакт нынешних секс-работниц состоялся в среднем в 18-21 год, а деньги за секс они в основном стали получать после 30. То есть к привлечению к секс-работе привели другие причины, а не желание реализовать свое “легкое” поведение. К тому же, если это выбор совершеннолетнего человека, часто нелегкий, вопрос снимается вообще.

“Жрица любви”
– Речь идет только о сексе, сексуальной услуге. Не нужно пропагандировать мифы о любви и историю с “Красотки” с Джулией Робертс.

“Ночная бабочка”
– Секс-работа происходит и днем, и ночью. Еще трактуют так: “бабочка летит на свет и обожглась” … Если секс-робота урегулирована, риски сводятся к минимальным.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: