Показания Шуляка: об “убийствах силовиков”, оружии и приказах (обновлено)

Дата: 02 December 2016
A+ A- Підписатися

Бывший командующий внутренними войсками Украины Станислав Шуляк заявляет, что 18 февраля были убиты 5 работников внутренних войск и после этого он принял решение задействовать подразделение “Омега”.

Об этом он сказал во время допроса по делу “беркутовцев” в пятницу, давая показания по видеосвязи из российского суда в Ростове-на-Дону украинскому Святошинскому райсуду Киева.

На вопрос, с какого времени начали выдавать оружие правоохранителям, Шуляк ответил, что в повседневной работе они используют травматическое оружие.

“После 18 февраля, после того, как погибли 5 работников внутренних войск от огнестрельных ранений, несовместимых с жизнью, мной было принято решение задействовать подразделение “Омега” для создания резерва на случай дальнейшего применения огнестрельного оружия со стороны протестующих”, – сказал он.

По его словам, эти подразделения находились в тылу войск и были постоянно с огнестрельным оружием, поэтому не нуждались в приказе применения его.

Шуляк сказал, что смертельные ранения правоохранители впервые получили 18 февраля.

“Погибли как работники ВВ, так и работники МВД”, – сказал он, отметив, что в основном такие ранения они получили на пересечении улиц Банковой и Шелковичной, Банковой и Липской, Крепостного переулка и Грушевского.

“По внешним признакам характер ранений свидетельствует, что они были нанесены с близкого расстояния, возможно, короткоствольного оружия, то есть из пистолета”, – сказал Шуляк.

Он заявил, что не знает, кто стрелял в силовиков.

Также Шуляк заявил, что все правоохранители выполняли свой служебный долг.

“Мы выполняли свои служебные обязанности”, – сказал он, добавив, что суд должен определить вину, если силовики во время событий на Майдане превысили свои полномочия.

Шуляк заявил, что во время противостояния на Майдане погибли 23 правоохранителя.

Он также сказал, что контактировал с тогдашним президентом Виктором Януковичем и министром внутренних дел Виталием Захарченко “исключительно в пределах служебных полномочий”.

По его словам, со второй половины дня 1 декабря 2013 года силовые структуры начали действовать в усиленном режиме после “беспорядков в районе Майдана Независимости”.

Шуляк рассказал, что 1 декабря на Банковой количество военных из числа внутренних войск составляло около 200. По его словам, внутренние войска привлекались к уборке и очистке центральных улиц Киева, в частности Крещатика, от “мусора, арматуры и конструкций”, которые мешали движению автомобилей и людей.

Об агрессивном Майдане

По словам Шуляка, 18 февраля 2014 года протестующие с Майдана были агрессивны и пытались прорваться в Верховную Раду.

“В районе 9 утра на территории Майдана начали формироваться группы от 50 до 100 человек из мужчин, будем говориться так, в возрасте от 18 до 50 лет, может, и старше. Все эти люди были экипированы средствами защиты – наколенниками, налокотниками, защитными шлемами и касками, масками, закрывающими лицо, противогазами, щитами, на некоторых были бронежилеты”, – сказал Шуляк.

По словам Шуляка, “во время движения в рупор или просто громким голосом, хором выкрикивали призывы к свержению власти, к расправе над сотрудниками правоохранительных органов, изображалась явно выраженная агрессия”.

Эти колонны пошли вверх по Институтской и на перекрестке с Шелковичной “начались первые столкновения с патрулями”.

“Были подожжены машины, стоявшие там. Личный состав Внутренних войск и подразделений милиции, которые там находились, забросали бутылками с зажигательной смесью. Были попытки перебросить заслон и прорваться в Верховную Раду”, – заявил Шуляк.

Шуляк заявил, что “в результате неудачной попытки пробиться к зданию ВР, протестующие, которые были отогнаны назад на Майдан, бросали по дороге в окна домов камни в несколько подъездов бросили бутылки с зажигательной смесью”.

“Силами подразделений внутренних войск и милиции вся это толпа была вытеснена назад в сторону Майдана”, – сказал он.

По его словам, общую координацию МВД и ВВ осуществляло Главное управление МВД в Киеве, между подразделениями, включая “Беркут”, связь была на уровне командиров.

Шуляк заявил, что 18 февраля во Внутренних войсках было 5 погибших, еще 2 сотрудника “Беркута” погибли – всего того дня было 7 погибших. Кроме того, было 84 тяжело раненых сотрудников МВД, из них 36 – солдаты Внутренних войск.

О введении режима “антитеррористической операции” в Киеве 18 февраля Шуляку информация не поступала – ни письменных, ни устных распоряжений.

Он также не смог ничего рассказать о проведении оперативно-розыскной операции “Бунтари” 18 февраля в Доме профсоюзов, поскольку это не входит в компетенцию МВД. Шуляк не отдавал распоряжений, чтобы кто-то из внутренних войск привлекался к ней.

Бойцы, которые действовали во время Майдана, до сих пор служат

Экс-командующий внутренних войск Шуляк отказался называть фамилии силовиков, которые докладывали ему о ситуации во время критических моментов на Майдане, поскольку многие из них до сих пор находятся на должностях.

“Я тоже не могу назвать его фамилию (старшего группы наблюдателей – ред.), потому что у человека могут быть проблемы. Он находится на территории Украины, и я не уверен в том, что в отношении него будут применены юридические нормы в соответствии с законом”, – заявил он.

В ответ на замечания судьи, что Шуляк воспринимает сам факт нахождения человека в Украине как угрозу, он заявил, что действительно видит такую угрозу для верных ему людей.

“Люди, которые служили и были верными мне, они рассматриваются как потенциальные преступники. Поэтому я хочу защитить этих людей, тем более, что многие из них находятся на службе, от любых неприятностей”, – сказал он.

Шуляк добавил, что назовет имена лишь тогда, когда будет уверен в честном следствии.

 Звонки в день расстрела

Шуляк заявил, что 20 февраля 2014 года не давал по телефону распоряжений применить оружие к протестующим.

Об этом он сказал Святошинскому райсуду Киева, давая показания через видеосвязь из российского суда в Ростове-на-Дону по делу против бывших сотрудников “Беркута”.

“Командиры (подразделений) докладывали мне текущую обстановку. Могли докладывать о больных: заболеваемость была высокой, потому что люди находились на улице. Разговоры могли быть разные. Могу сказать только одно: эти разговоры не касаются выдачи и применения оружия”, – заявил Шуляк.

На вопрос, кто дал указание утром 20 февраля на отход от Октябрьского дворца, он ответил: “Это было ситуативная обстановка, и решение принимали командиры на местах. Они приняли абсолютно правильное решение, отойдя оттуда. У меня не было необходимости это корректировать”.

На вопрос, знаком ли Шуляк с бывшим народным депутатом Виленом Шатворяном, экс-командующий Внутренними войскаами ответил: “Не могу сказать, сложно…”.

Шуляку напомнили, что в 7:55 утра 20 февраля с его телефона поступил звонок Шатворяну, разговор длился 2–3 минуты – однако бывший чиновник не смог вспомнить, о чем говорили:

“Мне звонили депутаты – наверное, больше половины Верховной Рады. Я отвечал народным депутатам на какие-то вопросы. Так же я мог звонить указанном депутату. Но особых решений вопросов с ним у меня не было”.

Кроме того, с телефона Шуляка в 10:16 был звонок на телефон Виктора Януковича или его охранника, телефоном которого пользовался тогдашний президент, но Шуляк не смог рассказать о содержании разговора: “Тоже трудно сказать”.

“Может, звонок касался чисто подразделений Управления госохраны по каким-то вопросам. В ходе событий возникали служебные вопросы. Взаимодействие с Управлением госохраны, особенно на объектах Администрации президента, Кабинета министров, Верховной Рады – я мог звонить по этим вопросам подразделениям охраны”.

Перед тем разговором Шуляку поступило смс, но он тоже не помнит его содержания: “Не могу сейчас вспомнить”.

 

 

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: