Оставались в своих домах во время боевых действий: Amnesty International задокументировала случаи убийства и ранений пожилых людей

Дата: 07 December 2022
A+ A- Підписатися

Многие пожилые люди не уехали из-за нежелания покидать свои дома, а также из-за того, что эвакуационные маршруты были недоступны для них. Нахождение в оккупации или зоне боевых действий подвергает риску их безопасность и здоровье. Так, Amnesty International зафиксировала случаи убийства и ранения людей, оставшихся на опасных территориях.

Об этом говорится в отчете организации.

Иллюстративное изображение. Фото: Pixabay

Так, 86-летний Николай Трухан решил остаться в своем доме в Гостомеле в Киевской области после того, как остальные члены его семьи уехали 11 марта 2022 года. Его племянница Лидия Ярош рассказала, что семья пыталась уговорить его также эвакуироваться, но он отказался, потому что не хотел оставлять собаку и дом.

Остальным, кто оставался в зоне боевых действий, приходилось испытывать регулярные близкие попадания снарядов. Amnesty International разговаривала с несколькими пожилыми людьми, чьи квартиры непосредственно пострадали от обломков взорвавшихся рядом снарядов.

В частности, супруги из Харькова, в чью квартиру на первом этаже попали фрагменты кассетного боевого снаряда, выпущенного российскими военными, рассказали, как они спали в течение нескольких месяцев в ванной комнате, накрывая ванную доской, потому что это было единственное помещение без окон в их доме.

“Иногда пожилые люди оставались на территориях под российской оккупацией по таким причинам, как родственные связи и опасения потерять собственность. По международному праву, Россия как оккупационное государство в этих регионах имеет обязательство гарантировать доступ к медицинским услугам и гигиене, а также работу больниц и учреждений общественного здоровья”, – говорится в отчете.

Amnesty International также провела интервью с пожилыми людьми, проживающими на территориях без электроснабжения, водоснабжения, отопления или доступа к продуктовым магазинам и аптекам.

63-летний Николай, живущий в районе Салтовка в Харькове, сказал, что он был единственным человеком, который жил в многоэтажке на 40 квартир.

“У нас не было света, газа или воды с первых дней войны. Трудно ждать в очередях за помощью, очереди очень длинные, я преимущественно провожу два-три часа в день в очереди… В моем районе нет магазинов, чтобы купить еду”, – рассказал мужчина.

Некоторые пожилые люди рассказали, что они хотели уехать, однако эвакуации были для них физически недоступны, а информацию распространяли таким образом, что они были исключены из процесса. 61-летняя Людмила Жерносек жила в Чернигове со своим 66-летним мужем, который пережил ампутацию и пользуется колесным креслом.

“Я каждый день видела молодых людей, которые проходили мимо моего дома с рюкзаками. Только потом я узнала от других, что они идут в центр города, оттуда до сих пор были эвакуации. Но это было бы 40 минут пешком, я не могла добраться туда со своим мужем. Никто не говорил нам об эвакуациях, я всегда узнавала только после”, – рассказала женщина.

Эвакуация была особым вызовом для пожилых людей в тех случаях, когда более чем один родственник имел инвалидность.

Напомним, что перемещение в более безопасные места является насущным для людей преклонного возраста, людей с инвалидностью и детей. Есть несколько форматов эвакуации с прифронтовых и оккупированных территорий. К примеру, из более безопасных населенных пунктов Донецкой области людей эвакуируют списанными скорыми через организации “Ангелы спасения” и Красный Крест Украина в эвакуационные поезда, направлявшиеся на Запад Украины.

Читайте также: “В Украине есть один мифический бункер, приспособленный для людей с инвалидностью”: о проблемах с укрытиями, эвакуацией и безбарьерным убежищем

 

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: