Как в ОРДЛО подавляются конфессии (ФОТО)

Дата: 14 September 2016 Автор: Шейх Саид Исмагилов
A+ A- Підписатися

После того, как часть территории Донецкой и Луганской областей в 2014 году оказалась под контролем поддерживаемых Россией сепаратистских образований, там очень усложнилась ситуация с соблюдением прав и свобод человека, в частности, правом на свободу совести.

Репрессии на религиозной почве начались с широкого и интенсивного использования религиозной риторики для мобилизации сторонников незаконных вооруженных формирований (НВФ). Соответственно, верующие конфессий, которых православные фундаменталисты считают “вредными”, с первых дней стали как систематически преследоваться, так и испытывать спонтанные акты агрессии.

2014 ГОД

16 мая на несколько часов задержали епископа евангельского объединения “Церковь Божья Украины” Алексея Демидовича, а вскоре захватили помещение Пятидесятнической церкви “Благая весть”.

6 июня 2014 года в Славянске представители незаконных вооруженных формирований захватили имущество детского христианского приюта “Паруса надежды”. А 8 июня 2014 года, после празднования Пятидесятницы, похитили прямо из помещения церкви “Преображение Господне” диаконов Виктора Брадарского и Владимира Величко, а также Рувима и Альберта Павенко – сыновей старшего пастора Александра Павенко. Все четыре человека на следующий день были найдены убитыми.

Перед тем так же убили на одном из блок-постов внештатного священника УПЦ Московского патриахата (МП) Павла Жученко (9.05.2014), захвачено помещение протестантских церквей в Горловке и других населенных пунктах, не раз было похищено и побито пасторов и активных членов религиозных организаций.

Так, 23 мая в Донецке избили трех протестантских верующих, в частности, пастора церкви “Ассамблея Божья” Сергея Косяка.

А 27 мая похитили и почти сутки удерживали польского католического священника Павла Ветка.

Похищение, избиение священнослужителей и захват храмов стали обычным явлением в течение лета 2014 года.

В течение же второй половины июня захвачено помещение протестантских церквей в Донецке, Горловке, Торезе, Шахтерске, Дружковке и других населенных пунктах.

С 26 июня в течение недели представители НВФ удерживали в плену пастора “Церкви победителей” города Дружковки Павла Лесько и его жену.

С 3 до 14 июля в плену находился священник Украинской греко-католической церкви Тихон Кульбака.

С 8 до 30 июля – священник Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) Юрий Иванов. От 15 до 25 июля –  священник Римско-католической церкви Виктор Вонсович.

От 4 до 12 августа –  протестантский пастор Александр Хомченко.

Среди представителей ислама в этот период дважды арестовывали и заключали голову мусульманской общины Луганска Сейфулла Рашидова. Также из-за преследования и попытки ареста должны были покинуть оккупированную часть Донбасса имам-хатыб мусульманской общины города Снежное Шамиль Богданов и я, муфтий Духовного управления мусульман Украины “Умма” шейх Саид Исмагилов.

Это далеко не все случаи похищений священников и религиозных деятелей. Частично эти преступления можно объяснить попыткой завладеть имуществом. Похищали людей в тот период довольно часто и не всегда через конфессиональные предпочтения. Но по крайней мере значительная часть из них – это преследование на религиозной почве.

Многие религиозные организации, прежде всего представители религиозных меньшинств и новых религиозных движений, довольно быстро эвакуировали своих представителей из городов, неподконтрольных правительству Украины. Это можно сказать, например, о Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (ЦИХСПД), некоторые протестантские и иудейские общины.

Преследованиям подверглись тогда не только представители христианских конфессий. Например, в начале июля 2014 года захватили здание буддийского ордена “Ниппондзан Мёходзи” в селе Паньковка на Луганщине. Там был один из важнейших центров этой религиозной организации на территории Украины. Представителей этого направления, находящихся на подконтрольной НВФ территории, так же преследовали – они должны были покинуть свои общины и переехать на территории, подконтрольные украинскому правительству.

Орден “Ниппондзан Мёходзи” известный своими акциями, призывающие к миру. Незадолго перед разгромом луганской и донецкой общин орден стал организатором всеукраинского мероприятия под названием “Марш мира и солидарности в Украине”.

В то же время остановилась активная деятельность других общин буддийского направления, в частности, монастырь Шейчен-Линг в поселке Ольгинка Донецкой области. Он закрыт, а настоятель монастыря Дорже Жамбо Чойдже-ламу (в миру Олег Мужчиль) присоединился к ДУК “Правый сектор”, возглавив там одно из подразделений, а впоследствии погиб в 2014 году.

2015 ГОД

В 2015 году репрессии на религиозной почве не прекратились, хотя случаев и стало меньше. Одна из причин – выезд известных активной проукраинской позицией верующих из зоны, подконтрольной НВФ.

Частично число репрессий начало снижаться и из-за отъезда или гибели многочисленных членов парамилитарных движений (казаков, скинхедов и других сред), приехавших из России в 2014 году.

Объектами нападений в этот период стали военный священник УПЦ КП Игорь Петренко (14 февраля он ошибочно заехал на блокпост незаконного вооруженного формирования Донецкой области – его избили, но 6 апреля отпустили по программе обмена пленными), пастор-пятидесятник Тарас Сень (с 23 сентября по 6 октября находился в плену подразделение НВФ, которое объявило себя “Министерством государственной безопасности ЛНР”). Неоднократно нападали и на свидетелей Иеговы, в частности, у них забрали помещение Зал Царства в Донецке, Енакиево, Брянке. Захватывали и помещения других конфессий.

2016 ГОД

Из-за отъезда многих религиозных деятелей различных конфессий количество похищений постепенно уменьшилось, но захваты культовых сооружений не прекращаются до сих пор.

Один из последних примеров – захват здания ЦИХСПД (мормонов) в Донецке в мае 2016 года: молитвенный дом, который не функционировал в то время из-за эвакуации общины, превращен в “Дворец бракосочетаний”.

Годом ранее, весной 2015 года, основной молитвенный дом этой церкви в Донецке превратили в “Дворец детского и юношеского творчества”.

Помещения ЦИХСПД весьма благоустроены, поэтому часто становятся желанной целью.

Такой целью стали и учебные корпуса и общежития Донецкого христианского университета, захваченные 9 июля 2014 года, и превращенные в казармы.

Однако церкви, которые смогли сохраниться в 2014 году, хотя и с ограничениями, но функционируют до сих пор. Так, несмотря на притеснения, в Донецке и Луганске действует Украинская греко-католическая церковь, и весной 2016 года донецкую общину даже посетил вновь Апостольский нунций в Украине Клаудио Гуджеротти. Он побывал здесь на Пасхальной службе.

Не прекращают деятельности общины Свидетелей Иеговы, преимущественно благотворительную деятельность осуществляют представители Международного общества сознания Кришны.

Несмотря на отъезд самых известных имамов, действуют мусульманские общины, и некоторые из их лидеров претендуют на верховный статус в рамках самопровозглашенных образований. Практически без помех, не считая индивидуальных репрессий против проукраинского духовенства, функционирует Украинская православная церковь (Московского патриархата).

 СВОБОДА СОВЕСТИ

Кроме конкретных случаев преследований, похищений и захватов имущества, ухудшается ситуация в сфере свободы совести.

Незаконные вооруженные формирования, контролирующие территорию, не является субъектами международного права и не считают, что должны подчиняться ему. Законов Украины на неподконтрольной правительству территории не соблюдают или почти не соблюдают, и обеспечить право на свободу совести украинская власть там не может.

Об этом свидетельствует принятый 21 мая 2015 года проект Постановления № 2765 (462-VIII), которым Верховная Рада приостановила свои обязательства соблюдения прав человека и основных свобод на неподконтрольных территориях Донбасса.

К тому же правовое поле незаконных вооруженных формирований Донецкой и Луганской очень нестабильное. Так, только 24 июня 2016 года принят закон, регламентирующий правовые отношения в сфере свободы совести (авторы предпочитали говорить о “свободе вероисповедания”, поскольку считают, что свобода совести – “западная норма”, вредна для религиозности населения).

Перед этим правовые отношения в сфере свободы совести там регулировали в ручном режиме, и высказывания различных представителей НВФ часто противоречили друг другу.

Так, статья 21, принятой еще в мае 2014 года “Конституции” НВФ Донетчины, гарантировала каждому свободу совести, свободу вероисповедания и распространения любых религиозных и других убеждений. С другой стороны, в своем знаменитом выступлении 20 мая 2015 года Александр Захарченко заявил, что только четыре религиозные направления будут легитимны на подконтрольной его организации территории: православие, римо-католицизм, ислам и иудаизм.

Недавно принятый в Донецкой области “Закон о свободе вероисповедания и религиозных объединениях”, с одной стороны, гарантирует право на свободу вероисповедания (но уже не совести), а с другой стороны, в ст. 3 (п. 6) запрещает “создание сект и распространение сектантства”, что при отсутствии определения сект создает предпосылки для репрессий против фактически любой религиозной организации.

Таким образом, говоря о соблюдении прав человека и свободе совести, а также о репрессиях на религиозной почве на территории НВФ нужно определить два направления.

Во-первых, это случаи репрессий против представителей определенных религиозных организаций. В основном это факты похищения, физического насилия, изъятие имущества и захват культовых сооружений. Таких фактов было больше в 2014 году, впоследствии их стало меньше по разным причинам.

Во-вторых, это систематическое ухудшение ситуации в сфере свободы совести в результате общей нестабильности в регионе и создание особого правового поля на территории, контролируемой НВФ.

Безусловно, все факты преследований и репрессий на религиозной почве надо фиксировать, и украинская власть и гражданское общество должны предоставлять эту информацию международным организациям, чтобы заставить представителей НВФ и Россию, что стоит за ними, соблюдать права человека.

Шейх Саид Исмагилов, муфтий Духовного управления мусульман Украины “Умма”

Фотографии доклада “Когда бог становится оружием”

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: