Как в Украине реагируют на язык вражды?

Дата: 25 May 2017 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

С недавними событиями, связанными с ливанским рестораном “Linas Сafe” и очередного всплеска языка вражды, захотелось по полочках разложить – а как гражданское общество Украины реагирует на данные события и, собственно, на язык вражды?

К своему удивлению, я насчитала около 10 различных способов, которые способствуют либо минимизации языка вражды, либо уменьшения негативного влияния.

Трагедия в Лощиновке

Информирование. Пугает то, что не знаешь. Различные статьи, репортажи объясняют на простом понятном языке важные моменты – тем самым способствуют снижения уровня напряжения в обществе.

Не всегда это происходит оперативно. К примеру, прошлогодняя трагедия в Лощиновке. Для центральных СМИ нормой стало употребление слова “ром” вместо слова “цыган”. Однако было не достаточно материалов, которые объяснялись суть проблемы. Как результат – можно сказать корректно “ром”, но запаковать в такую форму, что часть общества вынуждена будет покинуть свои дома.

Ряд украинских СМИ регулярно публикуют материалы, где разъясняют проблему использования языка вражды, более того – журналисты данных СМИ нередко становятся экспертами и откликаются на приглашения коллег комментировать той или иной скандал. Что не может не радовать.

Сбор статистики и ее популяризация в СМИ. Данный момент очень важный, чтобы показывать реальную картину (насколько это возможно).

К слову, одним из самых системных мониторингов по антисемитизму и ромофобии ведет Конгресс национальных общин. Они ежемесячно отправляют в СМИ, рассылки общественных организаций и коалиций отчеты, что и где случилось в Украине.

Недавно в Украине появился сайт, который собрал хронику преступлений на почве ненависти.

Чем больше будет реальных цифр – тем сложнее будет манипулировать обществом и генерировать язык вражды, типа, “навала иностранцев спровоцировала ряд болезней”.

Заявления (с привлечением внимания СМИ). Реакция гражданского общества на высказывания, содержащие язык вражды, должна быть не снисходительна, а осуждающая.

Например, благотворительная организация “Восток СОС” и другие общественные организации очень быстро отреагировали на комментарий министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, который обвинял переселенцев в “обострении криминогенной ситуации” (скандал 2016 года). Справедливости ради реакции со стороны государства – часто нулевая. И министр до сих пор на должности и не попытался извиниться.

Антипремии. Ежегодно Коалиция по противодействию дискриминации проводит антипремию “Дискриминатор года “, в частности, одна из номинаций “Язык мой – враг мой” касается языка вражды.

В 2016 году народный депутат Антон Геращенко одержал победу в антипремии только потому, что в интервью изданию “Корреспондент.net” предложил Надежде Савченко “идти замуж и рожать, а не заниматься политикой”.

В 2015 году в этой номинации отличился Владимир Спильниченко, исполнительный директор НСК “Олимпийский”. После скандала в связи с избиением темнокожих болельщиков на НСК “Олимпийский” директор стадиона предложил сделать “отдельный сектор для чернокожих”.

Реакция лидеров мнений в социальных сетях, СМИ. Еще один важный инструмент для препятствия распространения языка вражды. Их оперативные заявления и записи в социальных сетях нередко направляют дискуссию в конструктивное русло.

Но есть и обратная сторона медали: есть ряд случев, когда лидеры мнений на своих страницах фейсбук сами генерировали язык вражды, сексистские выражения, не видя в том ничего плохого.

Формирование культуры извинения. Через различные заявления и обращения активисты, правозащитники, граждане Украины требуют извинений и признание ошибок.

Пока у нас не очень любят извиняться, но потуги есть. И как показывает практика – это только улучшает имидж человека.

Обращения в уполномоченные органы, в частности, Уполномоченного по правам человека, Национальную полицию, Национальную телерадиокомпанию – еще один инструмент по препятствию языка вражды. А также в различные общественные советы, например, Индустриальный гендерный комитет по рекламе, Комиссия по журналистской этике. Главное – хватило бы сил писать про весь поток словесного мусора в информационном пространстве.

“Слова ранят” / stop-hate.in.ua

Кампании. Из свеженького – информационная кампания “Слова ранят” stop-hate.in.ua. В метро и на улицах Киева появились плакаты с распространенными стереотипами и предубеждениями в отношении женщин, мигрантов и гомосексуалов. Данная кампания, как только стартовала, привлекла внимание центральных СМИ к теме языка вражды.

Активные действия граждан. Недавно появилась инициатива “Правозащитный наступление”, инициируемая активистами Центра информации о правах человека. Их цель – объединить журналистов, юристов, правозащитников, чтобы побудить правовыми способами Министерство юстиции запретить те партии и общественные объединения, которые посягают на права человека или призывают к насилию, а также к языку вражды.

Образование (формальное и неформальное). В Украине формируется журналистский круг профессионалов, которым не безразличен язык вражды и которые чутко на него реагируют. В частности, молодежь.

Я часто общаюсь со студентами-журналистами разных университетов. Для них эта тема – не открытие. Есть уверенность в том, что в своей работе они не будут пользоваться дискриминационными высказываниями и стереотипами, а искать новые формы подачи важных социальных проблем.

Также проводятся немало тренингов для журналистов и общественных активистов, которые способствуют повышению знаний в теме языка вражды и препятствуют его распространению.

И несколько выводов. Гражданскому обществу не безразличны заявления государственных чиновников, политиков, лидеров мнений, которые содержат язык вражды. Более того – активисты готовы препятствовать распространению языку вражды. Для этого используют различные инструменты – от информирования и обращений до более активных действий.

Со стороны государства пока наблюдается слабая реакция на язык вражды – не всегда должностные лица приносят свои извинения, их не увольняют, нет публичного порицания.

Однако государство все же признает существование языка вражды. Некоторые госслужбы выказывают свою готовность вместе с гражданским обществом искать пути решения. В частности, нововведение в Национальной полиции – фиксировать в заявлении потерпевшего информацию о том, что имел место мотив на почве ненависти.

Что касается СМИ, то наблюдается некое разделение. С одной стороны, СМИ охотно тиражирует язык вражды с целью поднятия рейтингов и в поисках сенсации. С другой стороны, есть ряд медиа и лидеров мнений среди журналистов, которые всячески препятствуют распространению языка вражды, посвящая аналитические материалы, циклы передач исключительно данной теме.

Если даже этот небогатый арсенал развивать, ситуация в Украине понемногу будет меняться…

LB.ua

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: