Должны ли мы использовать потенциал Нацстратегии по правам человека?

Дата: 01 February 2018 Автор: Ксения Семеркина
A+ A- Підписатися

Еще в августе 2015 года указом президента Украины было утверждено Национальную стратегию в области прав человека. Она охватывает 25 стратегических направлений, по которым должна идти Украина для надлежащего обеспечения прав человека. Некоторые правозащитники называют ее “филиалом Конституции”, для некоторых она не совершенна, ибо, в том числе, не включает важных положений.

Мне импонирует подход Швеции, где разработали стратегию и отказались от плана действий по ее реализации, потому что каждый служащий при принятии решений задается вопросом “Будут ли достигнуты ожидаемые результаты моим решением?”. Но нам до этого далеко.

При разработке Стратегии и Плана действий по ее реализации (конкретных шагов для правительства) было привлечено огромное количество представителей гражданского общества, органов государственной власти, международных организаций. Туда вошли и меры для решения системных проблем, определенных Европейским судом по правам человека, рекомендации Универсального периодического обзора ООН. И самое важное – меры для решения “новых вызовов”, стоящих перед Украиной в связи с вооруженным конфликтом.

К сожалению, правительство не отнеслось ответственно к согласованию положений Плана действий, и теперь мы имеем ситуацию, когда органы государственной власти пытаются отстраниться от их выполнения.

Мы имеем общую ответственность общественности и органов власти по имплементации положений Стратегии.

Но.

Мы сталкиваемся с ситуацией, когда ответственные исполнители: не успевают в отведенные сроки, не понимают содержания положений Плана действий, пытаются самоустраниться или выполнить формально, упрекают общественность.

При таком активном проведении реформ в государстве, где разработаны еще несколько стратегий, законопроектов, концепций усматривается фрагментарность и несогласованность.

А реформы проводятся там, где есть вливание средств, и пока оно продолжается. Результаты этих реформ также оставляют вопрос. Иногда реформаторы пытаются сделать так, чтобы реально ничего не изменилось, а для международного сообщества можно было бы показать хорошую картинку. Конечно, положительные сдвиги тоже есть.

Для контроля и помощи в выполнении Плана действий совместно с Уполномоченным Верховной Рады по правам человека была создана Общественная платформа мониторинга. Платформа насчитывает около 100 организаций и экспертов.

Для удобства была создана база данных Национального индекса прав человека, где содержатся все отчеты органов государственной власти и комментарии от мониторов. Но кто-то пользуется этим ресурсом?

В начале, в мониторов еще был энтузиазм и заинтересованность в сотрудничестве, но со временем при отсутствии фидбэка от органов государственной власти большинство отстранились от процесса. Также причинами уменьшения количества участников стали изменения направлений деятельности некоторых экспертов, завершение проектов в организации.

Осталось около 20 активных экспертов, среди них большинство – именно международные организации.

Каждый раз после проведенного мониторинга общественность призывала органы власти к сотрудничеству, но процесс коммуникации не наладился.

Проведение общественных обсуждений, организованных Министерством юстиции, не дало ожидаемых результатов в дальнейшем сотрудничестве общественности и органов власти.

Конечно, общественность устает биться в закрытые двери, где ее не слышат, а органы власти устают от постоянной критики.

В то же время, почему не обратиться к общественности за помощью: экспертной, консультативной, информационной, адвокационной?

Из отчетов правозащитных и международных организаций мы видим, что ситуация с соблюдением прав человека становится хуже.

Для чего делаются эти отчеты? Не для того, чтобы показать, как все плохо, а для акцентирования на том, что должно быть решенным. Но, к сожалению, даже рекомендации, заявления международных организаций не имеют влияния.

Стратегия и План действий – живые инструменты. Каждый может использовать их, изменять, улучшать.

По завершению двух с половиной лет мы уже видим, что нужно изменить, дополнить в Плане действий.

Общественность долго настаивала и была услышана Минюстом, который по результатам общественных слушаний подал правительству рекомендации изменить Стратегию. Премьер-министр Украины дал поручение ответственным органам представить предложения о внесении изменений. Но в ответ мы видим предложения вроде: перенести сроки выполнения, изъять пункт Плана действий, изъять орган власти из исполнителей.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Все заинтересованные стороны имеют активизироваться и использовать потенциал Стратегии: общественность, центральные и местные органы исполнительной власти, парламент.

Главное не 100% выполнение Плана действий, а достижение ожидаемых результатов Стратегии и обеспечения прав человека.

Есть возможность совместно пересмотреть возможные варианты решения проблем, которые есть в области прав человека, посмотреть пробелы в законодательстве, проблемы с правоприменением, согласовать стратегические документы.

Многие вопросы относительно нормативно-правового регулирования вопросов, связанных с вооруженным конфликтом, в том числе приведение законодательства Украины к нормам международного гуманитарного права, вопросы освобождения заложников, компенсации, реинтеграции, вопросы переходного правосудия.

Сейчас есть возможность, наработки ведущих экспертов и общественности.

Действия? Сесть за стол переговоров и принять общее решение для обеспечения прав человека.

Ксения Семеркина, координатор мониторинга имплементации Нацстратегии от Украинского Хельсинского союза по правам человека

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: