Пропавшие с радаров. Через что проходят пленные Донбасса?

Дата: 30 November 2015 Автор: Виктория Найденова
A+ A- Підписатися

                                                                                                            #FeelYourRights

Сегодня, в Международный день борьбы за отмену рабства, в Украине можно говорить не только о рисках торговли людьми, сексуальной эксплуатации, пытках и принудительном труде, но и о явлении, которое еще недавно было для нас какой-то параллельной реальностью, – о пленных.

Пока родственники и друзья сходят с ума от неизвестности, захваченные в плен в Донбассе военные, гражданские и даже те, кого по законам войны вообще нельзя трогать, становятся объектом пыток и часто – источником информации о ситуации “с той стороны”.

Журналисты в неволе

Объявить себя нонкомбатантом – не гарантия безопасности. Сотрудников СМИ, которых захватывают в плен на территории вооруженного конфликта, едва ли не чаще, чем собственно военных, подозревают в шпионаже. Наверное, то, что с ними всегда есть какие-то средства фиксации событий – как бы лишний повод для таких подозрений.

С 17 августа по 26 декабря 2014 года был в плену боевиков “ЛНР” харьковский общественный деятель, основатель и журналист журнала “Украинское пространство” Роман Черемский. Его захватили на блокпосту вместе с черкасским правозащитником Валерием Макеевым и съемочной группой телеканала “112”. Журналистов телеканала освободили через три недели, правозащитника – 23 ноября, а Роман оставался там дольше всего.

После освобождения он рассказывал коллегам, что, по большому счету, на особое отношение рассчитывать не стоит. Если кто-то из боевиков покалечит или расстреляет пленного журналиста, ему ничего за это не будет.

Убить вас может каждый, даже рядовой конвоир, а освободить не может и командир“, – говорил Черемский.

Также он рассказывал, что человек, которого не пытаются освободить, может оставаться там сколь угодно долго. Ведь ресурсов на содержание у боевиков хватает, и пленные не являются бременем, от которого стремятся быстрее избавиться. Роман рассказывал, что еды достаточно, чтобы хорошо кормить пленных, а при необходимости их используют как дополнительную рабочую силу – заставляют убирать казармы и чистить овощи на кухне.

До сих пор находится в плену боевиков “ДНР” луганская журналистка Мария Варфоломеева, которую захватили 9 января этого года. “Ополченцам” не понравилось, что девушка вела фотосъемку в Луганске – по ее словам, для одного из харьковских изданий. Впоследствии боевики выдвинули ей обвинения в “корректировке артиллерийского огня”. По данным Алексея Мацуки, главного редактора “Новостей Донбасса”, журналистке уже якобы объявили “приговор” – 15 лет лишения свободы по решению так называемого “КГБ ЛНР”.

Содержание Варфоломеевой в плену по надуманным обвинениям украинские и польские журналисты назвали очередным нарушением прав человека и призвали ее освободить. Группа “Патриот”, а также СБУ утверждают, что занимаются вопросом освобождения журналистки, но до сих пор результата нет.

Что знают пленные?

Во время плена неизбежны допросы, в ходе которых стороны много узнают о ходе вооруженного конфликта, мотивации участников, методах ведения боевых действий. Например, выясняется, что один из источников поставки на Донбасс новых бойцов для самопровозглашенных республик – это россияне, которым на родине грозит заключение.

25 января вблизи Санжаровки Донецкой области украинские военные задержали механика-водителя танка, гражданина России, жителя Краснодарского края, ранее трижды осужденного. В Ростове-на-Дону его задержали за угон автомобиля, и местный начальник полиции предложил ему поехать на Донбасс защищать “русский мир” – сказал, что тогда обвинения с него снимут, а уголовное дело закроют. Мужчина согласился.

Пленный сражался на стороне “ЛНР” в Луганской области и участвовал в боях против украинцев в ​​районе Дебальцево. Он также рассказал, что в составе его подразделения около 70% граждан России, которые таким образом отменяют себе тюремные сроки.

Кого захватили возле Счастья?

16 мая украинские военные 92-й отдельной механизированной бригады во время боя в районе Счастья на Луганщине задержали россиян Александра Александрова и Евгения Ерофеева, входивших в состав диверсионно-разведывательной группы.

Представители ОБСЕ пообщались со спецназовцами один на один в киевском госпитале, куда их поместили лечиться. После этой встречи миссия подтвердила, что они являются сотрудниками Главного разведывательного управления Российской Федерации.

Советник министра МВД Антон Геращенко тогда предлагал обменять ГРУ-шников на украинскую летчицу Надежду Савченко, содержащуюся в России. Но ее адвокат Марк Фейгин сказал, что это маловероятно.

Впоследствии российских разведчиков арестовали до 19 июля решением Шевченковского районного суда Киева. В Минобороны России фактически отказались от Александрова и Ерофеева – сказали, что они приехали в Украину уже после увольнения. В августе украинский омбудсман Валерия Лутковская посетила арестованных в изоляторе и отметила, что они не жалуются на условия содержания.

Впрочем, в ноябре во время судебного заседания адвокат Евгения Ерофеева требовала исключить из материалов дела видео, на котором Ерофеев говорит, что он является российским военным. Адвокат считает это ненадлежащим доказательством, потому что Ерофеев признался, что во время съемок его пытали. И неизвестно, не является ли это манипуляцией с целью “аннулировать” предыдущее нежелательное разглашение информации. И что в таком случае делать с заявлениями ОБСЕ после встречи с обоими задержанными, тоже непонятно.

“Парад пленных” и международные заявления

Иногда главарей самопровозглашенных республик и незаконных вооруженных формирований привлекают к ответственности и выносят подозрения – но символически и дистанционно. А единственной возможной реакцией на произвол, который творится в отношении пленных, являются заявления международных организаций, и, собственно, документирования этих событий – для дальнейшей встречи в Гааге.

В июле 2014 года в интернете появилось видео, на котором лидер боевиков самопровозглашенной “ДНР” подполковник ГРУ РФ Игорь Безлер по прозвищу “Бес” допрашивает украинского пленного Алексея Кудрявцева. После допроса свидетелей, которые были вместе с ним в плену в Горловке, выяснилось, что Безлер расстрелял Кудрявцева. 10 ноября ему объявили подозрение в умышленном убийстве. Но расследование осложняется тем, что территория совершения преступления до сих пор находится под контролем террористов.

Также правозащитники сообщали, что есть минимум пять свидетелей убийства пленного защитника донецкого аэропорта Игоря Брановицкого одним из лидеров боевиков “Мотороллой”.

Неизвестной остается судьба полковника Ивана Безьязыкова. Его захватили пророссийские сепаратисты 16 августа 2014 года возле поселка Степановка, когда он вышел с белым флагом для переговоров о временном прекращении огня. По свидетельствам очевидцев, в плену его жестоко били и пытали, неоднократно имитировали казнь. Он несколько раз смог поговорить по телефону с женой, но потом связь оборвалась. Правозащитники призывают подписать обращение, в котором требуют сообщить, где сейчас полковник, и оградить его от пыток.

22 января боевики в Донецке провели “парад пленных” – вывели их на место утреннего обстрела транспортной развязки, во время которого погибли 15 человек. Боевики “ДНР” обвиняли в обстреле украинских военных, а те утверждали, что место обстрела расположено в 15 км от украинских позиций, и в свою очередь обвиняли боевиков.

Во время “парада” к пленным подходили местные жители, выкрикивали оскорбления и били. В итоге пленных заставили стать на колени и извиниться. Все это снимали российские телеканалы.

Human Rights Watch, Amnesty International, ОБСЕ и другие международные организации осудили обстрел и обращения с пленными, назвав это нарушением международного права, а характер освещения этих событий в российских СМИ – нарушением журналистских стандартов.

В отчете международной правозащитной организации Amnesty International говорится, что как боевики, так и представители украинской стороны пытали людей, попавших в плен, а также использовали их как “валюту” для обмена пленными. Эксперты организации пришли к такому выводу после того, как взяли интервью у 17 человек, побывавших в плену у боевиков, и у 16 человек, которые были в плену у украинской стороны.

СБУ в ответ на это заявление сообщила, что пленных не удерживает, а задерживает лиц, подозреваемых в террористической деятельности, посягательстве на основы государственной безопасности, действиях, направленных на захват государственной власти, и по решению суда удерживает под стражей. Также служба предложила международным экспертам совместно с военной прокуратурой провести расследование всех случаев, о которых говорится в отчете Amnesty International.

Выжить в плену

Психологи и те, кто прошел плен, говорят, что для выживания не стоит вести себя вызывающе – это может раздражать и провоцировать похитителей, которые получают от пыток патологическое удовольствие.

Лучше вести себя естественно, общаться с боевиками на понятном им языке, учитывая, что такие люди больше руководствуются эмоциями, чем разумом. Самодостаточность и уверенность оценят даже в криминальной среде, даже если ваши взгляды на жизнь не совпадают.

Стоит пытаться общаться с лидерами, а не с исполнителями, потому что они обычно являются людьми более широкого кругозора, с которыми легче найти общий язык.

И главное – не отчаиваться, каждую минуту занимать чем-то полезным. Оставаться человеком, не опускаться и верить в свое освобождение.

Сколько еще в неволе?

В октябре этого года уполномоченная президента по мирному урегулированию на Донбассе Ирина Геращенко сообщила, что в плену боевиков “ДНР” и “ЛНР” остаются 139 украинцев, а 788 человек числятся пропавшими без вести.

В августе сообщалось, что всего из плена боевиков на Донбассе освободили 2852 человека.

15 ноября на нейтральной территории, между блокпостами в Марьинке и Александровке в присутствии наблюдателей ОБСЕ состоялся последний обмен пленными. Украинская сторона передала так называемой “ДНР” “подполковника МЧС” боевиков и представителя “МЧС” из Макеевки, которые были задержаны на украинских блокпостах. “ДНР”-овцы же передали украинцам “чрезвычайников” Дмитрия Пищева и Александра Масленькова.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: