Изменения в Конституцию: как заставить судью судить?

Дата: 23 September 2015 Автор: Олег Шинкаренко
A+ A- Підписатися

Этот, казалось бы, абсурдный вопрос на самом деле является насущным для украинского судопроизводства, которое настолько коррумпировано, что требует срочных реформ. Именно поэтому сейчас проходят активные общественные обсуждения изменений в Конституцию в части правосудия.

Коррупционеры в мантиях бегут от следствия

Если судья не судит, то чем он занимается? Во время обысков в Апелляционном суде Киева милиция нашла у его главы Антона Чернушенко 6,5 тысяч долларов, 26 тысяч гривен, ключи от четырех элитных автомобилей и талоны на 14 тонн бензина. Дома у него нашли еще и оружие и секретные документы. Сейчас судья сбежал, скрывается от правосудия и даже записывает оправдательные видеообращения.

Судья Хозяйственного суда Одесской области Павел Меденцев был задержан при передаче ему взятки на сумму в почти 600 тысяч гривен. Ему также удалось скрыться. Госфинмониторинг арестовал 13 млн швейцарских франков (почти 300 млн грн) на зарубежных счетах судьи Высшего хозяйственного суда, который ранее был заместителем главы этого суда…

Это лишь несколько сообщений из ленты новостей. На самом деле ситуация значительно хуже. За год депутаты несколько изменили законодательство, чтобы прекратить коррупцию в судебной сфере, но опытные эксперты, среди которых много бывших министров юстиции Украины, считают, что этого недостаточно – нужно переписывать Конституцию.

Именно с этой целью 3 марта 2015 года Президент Петр Порошенко создал Конституционную Комиссию. С ее полным составом можно ознакомиться здесь, но достаточно сказать, что туда вошли такие люди, как Леонид Кравчук, Леонид Кучма, Виктор Ющенко, Юрий Луценко, Юлия Тимошенко, Николай Онищук, Павел Петренко, Оксана Сыроед, Сергей Соболев, Рефат Чубаров, Руслан Князевич, Леонид Емец, Сергей Головатый, Виктор Мусияка и многие другие.

Член Конституционной комиссии Сергей Головатый считает, что реформа основного документа просто необходима еще и потому, что в 1996 году он был принят в результате противостояния между “красной” Верховной Радой, где большинство принадлежало коммунистам, и президентом Кучмой. “В России такое противостояние привело к расстрелу парламента по приказу президента Ельцина, а в Украине закончилось принятием Конституции, которая содержит много противоречий, несовершенств и несоответствий европейским стандартам, – считает Сергей Головатый. – Одним из разделов Конституции, которые воссоздают тот олигархически-коммунистический компромисс и есть тот, что касается правосудия“.

Одним из самых неприятных компромиссов, как считает Сергей Головатый, является отсутствие правдивой независимости судебной власти от политических влияний. Слишком часто судьба отдельного судьи решается различными политиками – или депутатами Верховной Рады, или Президентом – а это недопустимо, потому что приводит к тому, что судьи начинают выносить решения по делам в интересах политических сил: вспомним “совместное танго” Партии регионов и Конституционного суда Украины, которое в итоге привело к кровавой Революции Достоинства.

Изменения в Конституцию ограничат политическое влияние на суды

За полгода, прошедшие с начала работы Комиссии, она наработала целый ряд изменений в нашу Конституцию, о которых стоит знать, чтобы они не стали неожиданностью. Дело в том, что сейчас каждый гражданин Украины может критиковать эти изменения – это, собственно, и называется общественным обсуждением – а потом, когда они будут приняты парламентом, будет уже поздно.

Главные новации можно выделить в нескольких группах. Первая касается повышения требований к судьям и их ответственности:

  • предлагается ограничение судейского иммунитета до исключительно функционального (только в рамках дела, за другие преступления судья привлекается к ответственности как обычный гражданин);
  • увольнение за совершение действий, несовместимых со статусом судьи;
  • ужесточение требований к кандидатам на должность судьи (увеличение минимального возраста с 25 до 30 лет, ценз по образованию и профессиональному стажу)

Вторая группа изменений вводит европейские стандарты независимости судей:

  • для устранения политического влияния на судей предлагается изъять полномочия Парламента относительно назначения судей;
  • назначение судей Президентом, который будет выполнять исключительно решения Высшего совета правосудия;
  • судьи будут назначаться бессрочно и без каких-либо испытательных процедур;
  • за вопросы судейской карьеры будет ответственным исключительно Высший совет правосудия;
  • большинство мест в составе Высшего совета правосудия будет отдано судьям;
  • назначение судей будут происходить через прозрачные конкурсные процедуры.

Третья группа изменений введет некоторые дополнительные европейские стандарты в судопроизводстве:

  • будет обеспечено право лица на профессиональную правовую помощь (защита от обвинения и представительство в суде исключительно адвокатами);
  • право лица на подачу конституционной жалобы, если подсудимый считает, что закон, примененный при определении судебного решения, противоречит Конституции;
  • закрепление административных судов в единой системе судоустройства;
  • закрепление судебного контроля за исполнением судебных решений;
  • обеспечение независимости прокуратуры и лишение ее функции общего надзора;
  • обеспечение независимости адвокатуры

Реформы могут вызвать “корпоративную коррупцию” среди судей

Как видим, реформа Конституции предусматривает ограничение влияния на суды политиков, которым бы хотелось легитимизировать, например, узурпацию власти. С другой стороны, усиливается контроль судей над другими судьями. Не приведет ли это к своеобразному профессиональному “панибратству” или “корпоративной коррупции”, когда одни судьи будут покрывать нарушение закона другими? Это одно из главных возражений противников судебной реформы Конституции в предложенном виде.

По мнению экс-министра юстиции (в правительстве Юлии Тимошенко) и нынешнего члена Конституционной комиссии Николая Онищука, все страны ЕС уже сталкивались с такими проблемами. И важным фактором для их решения была прозрачность деятельности судей из-за активной позиции средств массовой информации и общественных организаций.

Трудно определить границу между корпоративностью судейского корпуса и контролем со стороны общества за деятельностью судей и такого органа, где судьи имеют большинство, – считает Николай Онищук. – Среди тех, кто формирует Высший совет правосудия, есть не только судьи, но в том числе и неправительственные организации: съезды ученых, преподавателей, юристов. Они и будут представлять общественность“. Экс-министр юстиции уверен, что меньшее или большее количество судей в Высшем совете правосудия не может быть само по себе гарантией его независимости. “Главное здесь – мотивированность решений, доступность их для обжалования“, – говорит он.

Интересно, что Николай Онищук, как и некоторые другие члены Конституционной комиссии, не считает общественные обсуждения тем фактором, который способен существенно повлиять на окончательный вид поправок. “Я не думаю, что обсуждение – это формальная процедура, – говорит он, – но мы не ожидаем каких-то революционных предложений, потому что в составе Комиссии работали много незаангажированных и опытных специалистов, мы также имели все рекомендации Совета Европы, Европейского суда по правам человека и Венецианской Комиссии. Поэтому это не тот случай, когда, как говорят в народе, может что-то “вылезти” из неожиданного“. Но определенные замечания по качеству реформ все же есть, и их следует озвучить.

К чему приведет ограничение судейского иммунитета?

Новацию по ограничению неприкосновенности судей заместитель главы рабочей группы по вопросам правосудия и смежных правовых институтов Алексей Филатов объяснил так: “Сейчас, в действующей Конституции, этот вопрос решается таким образом, что иммунитет судьи является практически абсолютным. То есть, пока Верховная Рада не дала согласие на привлечение судьи к ответственности, в принципе, ничего нельзя сделать в этом направлении“. После реформы, если судья совершает, например, ДТП или иное нарушение, которое относится к общим нарушениям и не касается выполнения судейских функций, то он привлекается к ответственности таким же образом, как любой другой гражданин.

Адвокат Александр Шадрин сомневается, что такое радикальное ограничение может быть действительно эффективным. “В современных условиях это может привести к уголовным делам, вроде “найденных” в кармане судьи или машине патронов или гранат или других запрещенных предметов как средства давления на судью, не что добавит независимости“, – считает он.

 Бессрочное назначение судей тоже имеет свои подводные камни. Если существует хоть малейшая опасность уже упомянутой “корпоративной коррупции”, то можно себе представить, как на нее повлияет “пожизненное” назначение на должность. По мнению Александра Шадрина, стоит все же оставить 5-тилетний срок избрания судьи.

Норма о “представительстве в суде исключительно адвокатами” может, как считает Александр Шадрин, создать адвокатскую монополию. “Практика показывает, что даже в уголовных процессах сужение круга защитников только к адвокатам было преждевременным, – говорит он. – Во-первых, существуют высококвалифицированные юристы, которые не являются адвокатами, во-вторых, защитники из круга близких родственников довольно часто более тщательно собирают характерные данные, знают обстоятельства, известные только им, которые могут помочь в деле, чаще посещают лиц, содержащихся под стражей, более мотивированы по сравнению с мизерной оплатой защитника, гарантированного государством“.

Николай Онищук убежден, что законопроект изменений в Конституцию будет внесен на голосование в парламент уже в ближайшее время и будет безусловно поддержан, а значит, мы будем иметь обновленную Конституцию. Остается только надеяться, что реформы будут действительно эффективными, а большинство предостережений не сбудется. Как писал в свое время Чарльз Диккенс в предисловии к “Запискам Пиквикского клуба”, “кто знает, может, к тому времени, когда реформы будут доведены до конца, выяснится, что в Лондоне и провинции есть судьи, которые обучены ежедневно пожимать руку Здравому смыслу и Справедливости…”. Мы же будем надеяться, что такие судьи существуют не только в Лондоне, но и во всех украинских городах.

Фото Олега Шинкаренко

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: