“За настоящего бандеровца миллион дают”: правозащитники установили ряд мест, где содержат похищенных украинских гражданских

Дата: 25 May 2022 Автор: Елизавета Сокуренко
A+ A- Підписатися

Правозащитники установили 23 места, где военные России удерживали и кое-где удерживают в плену похищенных украинских гражданских и бойцов. Речь идет, в частности, о 13 местах на территории РФ, оккупированных территориях Луганской и Донецкой областей, а также в оккупированном Крыму. Сотни людей сейчас находятся там в ужасных условиях, без надлежащей медицинской помощи и подвергаются пыткам.

Об этом во время пресс-конференции сообщили специалисты Медийной инициативы по правам человека (МИПЧ).

Так, похищенные сейчас преимущественно содержатся в помещениях СИЗО, колоний, изоляторах, отделах полиции на территории России и оккупированных территориях Луганской и Донецкой областей, а также в оккупированном Крыму. Также известны места содержания в оккупированных населенных пунктах Херсона и Запорожья.

Татьяна Катриченко, координатор МИПЧ, напомнила, что похищения людей на юге, в частности в Херсоне, Новой Каховке и Бердянске, начались после митингов в поддержку Украины.

Гражданских содержали в неприспособленных для нахождения помещениях, в том числе подвалах. Также людей вывозили и продолжают вывозить в оккупированный Крым. Целенаправленно российские военные ищут бывших военных, активистов, волонтеров и журналистов.

“На севере – части Киевской, Сумской и Харьковской областей – часто людям была неизвестна причина задержания. Забирали мужчин, просто попадавшихся на глаза армейцам. Начиналось с проверки телефонов, но поводом могла быть просто фотография местности, публикации со словом “орки” в социальных сетях”, — сказала Катриченко.

Она добавила, что с севера депортировали около 200 человек. В то же время из-за длительной оккупации на юге Украины получить информацию о количестве пропавших трудно.

Олег Гордейчук из Гостомеля (Киевская области), задержанный 20 марта 2022 года, рассказал МИПЧ о своем задержании:

Я стоял на крыльце и разговаривал с соседом по телефону. Он спрашивал, цел ли его дом. Только положил трубку – раздался выстрел. Пуля попала в левое колено. Я поднял голову – напротив мужчина с пистолетом в руках, снаряженный автоматом, гранатометом. Говорю ему, что я не вооружен, у меня только телефон, поднял руки вверх. Раздался еще один выстрел – в бедро правой ноги.

Другого мужчину, Виктора Порхуна из Катюжанки Киевской области, задержали за книги об Украине:

“Когда россияне нашли у меня патриотическую литературу, кто-то из солдат сказал: “Именно ты нам и нужен. У нас за настоящего бандеровца миллион дают”. После этого меня повели в колодец расстреливать. Поставили на колени, начали стрелять над головой”.

Кого-то из похищенных держали несколько дней, кого-то несколько недель, а некоторых — депортировали на территорию России через фильтрационный пункт в белорусской Норовле.

Задерживали также военнослужащих. Их перевозили вместе с гражданскими и совместно с ними удерживали некоторое время в одном помещении.

“Это было 23-24 марта. Из Дымера забрали 14 человек. Потом по дороге еще одну женщину добавили. Мы сначала переночевали в Гостомеле (Киевская область) на территории аэропорта. Потом нас везли двумя “Уралами” в Беларусь. В каждой из машин было по 35-37 человек. Было несколько военных, но основная масса, где-то 90% – гражданские”, – вспомнил Владимир Хропун из Литвиновки Киевской области, задержанный 18 марта 2022 года.

В результате его и других людей доставили в СИЗО #2 в городе Новозыбков Брянской области России.

“На “приемке”, когда только привезли в СИЗО, жестоко избивали. Больше получали те, кто был в первых автобусах. Били по спине, по ногам. Я приехал во втором автобусе, так мне, можно сказать, повезло. Когда до меня дошла очередь, они уже устали. “Массаж”, конечно, сделали, но не так, как первым”, — рассказал Хропун.

Как пояснила Катриченко, гражданских похищали для пополнения обменного фонда:

“Россия их представляет в виде комбатантов, их переодевали в военную форму, допрашивали в качестве корректировщиков, и хотят менять на российских военных”.

Также похищенных гражданских использовали в целях российской пропаганды, отметила Мария Климик, журналистка МИПЧ:

“Двое мужчин рассказали, что их хотели представить как добровольно сдавшихся украинских военных. Делали фотографии, снимали на видео. Затем в российских социальных сетях распространили фото одного с подписью, что он сдался в плен с оружием в руках”.

Люди, которых удалось освободить из плена, рассказывают о многочисленных допросах, взятии у них образцов ДНК, пытках и избиениях.

В первый день допрос был такой, лояльный. Говорили: “Зачем ты все это делаешь?”, “Почему тебе не нравится Россия?”. Я говорю, что я украинка, прожила здесь всю жизнь. Второй допрос был жестким. Сказали, что им нужно записать видео, где я должна рассказывать, как я ошиблась, что буду сотрудничать. Сначала взяли две книги и стали бить по ушам с двух сторон. Спрашивает: “Так ты украинка?”. Потом приказали руки положить на стол. Били книгой по пальцам. Повернулась – бьют по почкам. Стараюсь сесть – по ногам. “Ты что думаешь, мне тебя жалко? Мне тебя не жалко”, – кричал один”, – анонимно рассказала МИПЧ жительница Бердянска.

Позже женщину начали пытать током. Сначала подключали к пальцам, вспомнила она:

“Я плачу, кричу. Я сдалась, когда они прицепили провода к мочкам ушей. Не знаю, такой ли силы ток был, но мне показалось, что верхняя часть головы отделилась и куда-то вверх полетела”.

Олег Батурин из Каховки Херсонской области вспомнил следующий эпизод:

“Было хорошо слышно, когда людей избивают. Это было один или два раза в день. Были слышны крики. А потом после криков они обходили все камеры и спрашивали: “Нормально все?” И нужно было отвечать, что все нормально. После пыток всегда постоянно делали такой обход”.

МИПЧ также сообщил о случаях смерти похищенных от рук российских военных:

“…в районе между центром и вокзалом поймали Колю. Кто он – я не знал, слышал только имя. Его очень сильно избили, связали стяжками. Николай начал выражать свое недовольство действиями россиян, его еще раз избили, он еще больше начал недовольство выражать, его еще раз избили и в результате просто забили до смерти”, – рассказал журналистам Александр Фаизов, гражданский, содержащийся в помещении железнодорожного вокзала города Тростянец Сумской области.

Андрей Яковлев, юрист МИПЧ, отметил, что насильственные похищения и депортация людей нарушает Женевские конвенции и является военным преступлением, как пытки и избиения.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: