Уроки Гватемалы: Как Украине преодолеть безнаказанность?

Дата: 10 March 2016 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

Гватемала пережила 36-летнюю гражданскую войну, которая оставила после себя до 200 000 погибших и пропавших без вести людей. С культурой безнаказанности в стране, в частности, боролся Карлос Кастресана как первый комиссар Международной комиссии по борьбе с безнаказанностью.

Сегодня правозащитники и эксперты настаивают на привлечении международных судей и прокуроров, которые занимались бы международными и коррупционными преступлениями в Украине.

Бывший судья и обвинитель в Испании, а ныне – руководитель уголовного отдела юридической фирмы Ejaso в Мадриде Карлос Кастресана предлагает вариант, как можно привлечь международную помощь в борьбе с безнаказанностью.

“Мы должны вспомнить, что сейчас XXI века, а не хих. В мире появились принципы суверенности и субсидиарности. Если вы видите, что кто-то попал в аварию на дороге, а вы едете на машине, надо остановиться, выйти из машины и помочь. Это так просто. Нарушения прав человека уже нельзя считать лишь проблемой национальных органов.

Многие считают, что в демократических обществах все зависит от результатов свободных выборов. Я думаю, что нет. Главное – это верховенство права, чтобы никто не был выше этого. Необходимо обеспечить расследование тех преступлений, которые нарушают права. Если этого не сделать, то и стопроцентной демократии не будет.

Опыт Гватемале может быть полезным Украине, поскольку Гватемале удалось преодолеть безнаказанность, то есть – укреплять демократию. Безнаказанность – это когда закон есть, но не применяется, а доступ к правосудию испытывает огромные препятствия.

Гватемала обратилась к Генсеку ООН за помощью в деле реализации положений Римского устава. Десять лет после завершения внутренней войны продолжалось создание системы правосудия. Но она была не очень эффективной и пропитана противниками этого процесса. Те, кто совершал военные преступления за десять лет, начали руководить деятельностью преступных группировок, и это как раз подчеркивает, насколько важно действовать, не теряя времени.

В Гватемале создали международную прокуратуру, которая работала в рамках национальной судебной системы. В стране также создали международный независимый коллектив с 27 представителями разных стран с участием 15 различных доноров. Этот орган сформировал партнерские связи с прокуратурой, следственными органами и полицией, в частности. Это помогло устранить определенные политические препятствия.

Мы, например, начали с ходатайства президенту о замене генерального прокурора. За год обратились еще с одним таким ходатайством. Пять судей Верховного суда из тринадцати так же отстранили от их должностей. Кроме того партнеры обеспечили Гватемале соответствующие технические возможности для борьбы с безнаказанностью.

“Вода сделает свое дело”

Борьба с безнаказанностью не означает расследование всего на свете. На это не хватит денег. В отличие от избрания целей, которые могли бы послать четкие месседжи гражданскому обществу, главный из которых – никто не может быть выше закона. Поэтому было выбрано несколько бизнесменов, представителей вооруженных сил, парламентариев и тех, кто возглавлял неформальные центры власти.

Когда мы начали работать в Гватемале, уровень безнаказанности был до 98% в семи делах, которые мы расследовали. Но вскоре было вынесено семь обвинительных приговоров в отношении важных лиц. То есть мы достигли стопроцентной наказуемости. Это имело необходимый демонстрационный эффект. Говорить с гражданским обществом мало. Надо показать ему, СМИ, международному сообществу, что такую ситуацию можно изменить, лишь бы было настоящее желание.

При этом обычно требуется поддержка со стороны ООН, международного сообщества, гражданского общества, но прежде всего поддержка со стороны обычных людей.

Вы помните, как Джеймз Бонд в одном из фильмов пытался разрушить небольшой бомбой дамбу. Его спросили: “Ты серьезно хочешь это сделать?”. А он говорит: “Я хочу сделать маленькую дырочку, а дальше вода сделает свое дело”.

Важно планировать привлечение международного опыта.

Не говорите, что я здесь все знаю, как нужно делать. Нет, надо быть скромнее. Вместе со своими национальными коллегами интересоваться, пытаться понять, почему не удается преодолеть проблемы. Не хватает компетентности, нет технического оборудования или на вас давят политики? Что еще вам мешает? Диагноз очень важен, чтобы разобраться, почему происходит коллапс системы.

Ну, и иногда конечно диагноз понятен. Это – коррупция. Но должен вам сказать, что в любом случае везде можно найти хотя бы немного честных людей, которые готовы сделать то, что нужно и даже иногда, рискуя собой и своими семьями, если их поддержать. Такие люди обязательно есть. Если их защитить должным образом, то они пойдут на то, что нужно сделать.

Вдохновляющая помощь

Надо определиться с приоритетами в преступлениях против человечности, военных и коррупционных преступлениях. Собственно и в Гватемале пытались взяться за дела, которые легко, по нашему мнению, можно было довести до победного конца. Надо не просто расследовать, надо довести дело до вынесения обвинительного приговора, к осуждению.

Людям надо показать, что можно это сделать даже несмотря на очень враждебное окружение.

А для этого надо не замахиваться изначально на трудные дела. Нужно взяться за то, что легче сначала расследовать, а затем переходить к более сложным, запутанным делам. Людям надо продемонстрировать результаты и тогда они станут за вас и будут помогать вам. Без этого они вам не поверят. А эта результативность связана с вопросом защиты свидетелей и потерпевших.

Мы в Гватемале работали в сложных условиях. Там присутствовала куча вооруженных формирований. Были колумбийские и мексиканские картели, мощная организованная преступность. В стране существовала система защиты свидетелей. Но она не была ни на что способна и люди не хотели свидетельствовать, потому что они понимали, что их просто убьют. И нам приходилось начинать вообще без свидетелей. Позже нам удалось создать эффективную систему, а следователи работали только с железными доказательствами без привлечения свидетелей. А когда потребовалось инсайдерская информация, то приходилось свидетелей и их семьи даже переселять за границу иногда на всю жизнь.

Подбором персонала в комиссии частично занималась ООН, частично государства, которые отправили своих специалистов. Но так или иначе все раз в месяц или в два проходили специальные механизмы контроля надежности, касающиеся выяснения определенных личных обстоятельств. Все участники команды проходили детектор лжи, чтобы проверить надежность, добродетель. Это касалось как зарубежных, так и ґватемальських членов.

У комиссии был мандат преследования организованной преступности, коррупции, но в конце концов дело зашло дальше. Эти суды повышенного риска добавили так сказать и силы ґватемальським прокурорам, которые дальше берутся за дела, связанные с 36 предыдущими годами.

В таком трибунале было расследовано дело о геноциде, против бывшего главы государства, а еще в этом году два дела были переданы судам в отношении высокопоставленных военных, которые обвиняют в сексуальных преступлениях. И теперь это дело рассматривать ґватемальськи судьи”.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: