Транзитный Будапешт

Дата: 12 September 2015 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

Тысячи беженцев из Сирии, Афганистана, а также Палестины, Ирака, Ирана, стран Африки, чтобы попасть в безопасную Европу, прежде всего должны были пройти венгерские ворота.

Долгое время правительство Венгрии держал границы закрытыми для беженцев, которые в основном ехали без паспорта и шенгенской визы. Пограничники вели себя грубо. Чуть больше недели назад правительство Венгрии позволил мигрантам без шенгенских виз ехать в Вену. Более трех тысяч беглецов через несколько дней покинули Будапешт. Пока ожидали решения венгерского правительства – спали под открытым небом на вокзале…

Будапешт. 10 сентября. Восемь часов вечера. Сырость и холод.

На небольшой площади у выхода из метро до будапештского вокзала “Келети” (“Восточный вокзал”) раскинулся лагерь беженцев. Первые, кого замечаешь – молодые мужчины в грязной одежде. Они сидят на лестнице: между ними и холодным асфальтом только кусок какой-то картонки. Едят. В пластиковой посуде дымится что-то похожее на картошку с мясом и томатами.

Оглядываюсь. Замечаю кучу одежды и детской обуви. В ней парень лет тринадцати пытается отыскать себе что-то на ноги. Спешит. Грязные ноги слишком большие для выбранных шлепанцев. В сердцах махнув рукой, обувает старые тапочки…

Здесь же – импровизированная столовая: волонтеры наполняют то ли супом, то ли кашей пластиковые тарелки. Сбоку – коробки с фруктами, печеньем, бутылками воды. Немного дальше – склад матрасов и карематов.

Знакомлюсь с молодым человеком. На нем – нестиранный свитер и брюки. Жесткие черные волосы от грязи стало еще жестче. Небритое уставшее лицо. Однако с удивлением для себя замечаю в его глазах надежду.

Мужчина рассказывает, что дома, в Сирии, жизнь стала не просто сложной – жалкой. “Нет ни электроэнергии, ни воды, ни бензина… Экономики нет. Негде заработать. Все очень дорого. Я не мог заработать даже на еду“, – говорит мой собеседник. Он не позволяет себе сфотографировать. “Не надо. Потому что там, в Сирии, у меня будут проблемы, если узнают…”, – качал головой.

В Будапеште у мужчины есть несколько дней передышки, горячая пища, забота волонтеров. Но скоро он отправится дальше. “Я очень хочу найти безопасное место“, – прощаясь со мной, говорит сириец.

Среди волонтеров – люди разных профессий, разного возраста, даже стран. Здесь я познакомилась с профессором университета, студентом из Индии, двумя венгерскими гражданками – выходцами из Сирии. Вещи первой необходимости, одежду, еду приносят жители Будапешта. Здесь же вещи сортируются и раздаются. Недалеко от метро оборудован и пункт первой медицинской помощи.

Лагерь напоминает большой разворошенный муравейник. Но несмотря на грязь, осенний туман и нищету я не чувствую безнадежности.

Ближе к выходу на вокзале молодой парень играет песни на гитаре, ему подпевают с десяток местных “вокалистов”. Узнаю зажигательные испанские мотивы. Вдруг “вокалисты” начинают пританцовывать, на лице у них замечаю улыбки и… спокойствие.

Вдруг весь этот стихийный шум пронизывает сильный голос. Коренастый волонтер что-то пытается объяснить. Вокруг него собираются люди. Оказывается, через 10 минут отправляется поезд в направлении Вены, и желающие могут к нему подойти за билетами. Их приобрели волонтеры.

Я спешу на перрон.

По дороге встречаю двух или трех женщин, одетых в длинные одежды, на голове – платки. Вокруг них – играет стайка детей. Вдруг увидев меня с камерой, женщины начали что-то громко кричать и махать руками. Догадываюсь: они не хотят, чтобы ни их, ни детей фотографировали. И так в последние дни они оказались под прицелом сотен камер, фотоаппаратов, планшетов… Без права на приватность – их цена за шанс иметь лучшую жизнь.

На перроне поезд Budapest – Hegyeshalom. Он особенный. Это – поезд надежды. Последняя станция поезда – городок в двадцати километрах от Вены. Что дальше?

Меня опережает молодая женщина с ребенком. Девочка, держась за взрослую руку своими пальчиками, едва успевает за женщиной.

Еще несколько человек с тревожным шумом появляются на перроне. В руках – полупустые сумки с тем “добром”, что успели взять из дома. Спешат в вагон. Проводники не останавливают.

Неожиданно закрываются двери вагонов. Мужчины растерянно вскрикивают, начинают беспомощно махать руками, на их лицах замечаю разочарование. Проводники сориентировались быстрее и нажимают кнопку открывания дверей. Пассажиры облегченно вздыхают и, подгоняя друг друга, поднимаются в тамбур. В конце концов, поезд тронулся. Очень быстро исчезает в ночи последний вагон.

Впрочем, перрон пустует недолго. Через час подадут новый поезд, куда будут спешить уставшие мигранты, держа в руках билеты в новую жизнь.

Ирина Виртосу, Центр информации по правам человека

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: