Стримишь обыски и суды – однозначно террорист: история преследования крымскотатарского журналиста Вилена Темерьянова

Дата: 26 August 2022 Автор: Артем Гиреев
A+ A- Підписатися

“Коробку давно перебрать пора, но никак нет времени заняться – то в Ростове суды, то в Симферополе, то потом дома дел куча”, – поясняет мне гражданский журналист Вилен Темерьянов скрип и скрежет своей старой машины.

Мы сворачиваем в тихий переулок, чтобы выпить кофе и поговорить об его очередном аресте во время массовых задержаний под симферопольским изолятором. Через полгода, 11 августа в четыре утра сотрудники ФСБ ворвались в дом Темерьянова, провели обыск и забрали его с собой, а на следующий день в крымском суде ему избрали меру пресечения в виде содержания под стражей, подозревая в террористической деятельности.

Вилен Темерьянов. Фото: Крымская солидарность

Будни гражданских журналистов

“Судья никуда не выходил, ни секунды не думал. Просто заглянул в экран компьютера и сказал 14 суток ареста. У него решение уже было подготовлено”, – с улыбкой вспоминает Вилен Тимерьянов эпизод из своих профессиональных будней.

Эти воспоминания – про массовые задержания в ноябре прошлого года. На тот момент это казалось вопиющим беспределом и очередным “дном” – более тридцати задержанных, собравшихся с цветами и воздушными шариками встретить адвоката Эдема Семедляева после отбывания им незаслуженного ареста. За десять минут в жесткой форме омоновцы задержали не только журналистов, но и стариков, женщин, подростков.

Из пяти задержанных в тот вечер гражданских журналистов Вилен Тимерьянов получил самый большой срок ареста – 14 суток. И это было уже не первое его задержание. В ноябре 2020 года сотрудники полиции задержали Темерьянова возле здания Крымского гарнизонного суда, где собралось около 200 человек в связи с приговором группе крымских мусульман. Его доставили в ОВД и составили два административных протокола. Один по части 5 статьи 20.2 КоАП РФ (Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), а второй – по статье 20.6.1 (Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности) – за отсутствие медицинской маски.

После длительного задержания в отделе полиции журналиста отпустили, а “судебную повестку” доставили почти через два месяца с чисто крымским своеобразием – Темерьянова на глазах у жены и ребенка скрутили несколько людей в штатском, затолкали в машину и увезли в неизвестном направлении. Позже выяснилось – в суд для рассмотрения одного из протоколов. Причем в тот день протокол так и не рассмотрели, обратно – около 100 километров –о журналист должен был добираться самостоятельно . А через день суд не нашел в его действиях состава правонарушения, так как Темерьянов возле суда выполнял свои профессиональные обязанности журналиста.

Журналисты-террористы?

На сегодняшний день гражданскому журналисту Вилену Темерьянову предъявлено подозрение в преступлении по ставшей традиционной для крымских мусульман статье 205.5 УК РФ “Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации”. Его подозревают в том, что он является последователем исламской организации “Хизб ут-Тахрир”, которая в России считается террористической.

Важно отметить, что Темерьянов являлся гражданским журналистом “Крымской солидарности”. Это общественное объединение, которое в данное время специализируется на защите крымских мусульман от масштабных репрессий, развернувшихся с началом оккупации полуострова. По нашим оценкам Темерьянов стал десятым гражданским журналистом этого общественного объединения, который оказался за решеткой по подозрению в терроризме.

Начиная с 2017 года российские спецслужбы начали отрабатывать практику включения гражданских журналистов “Крымской солидарности” в состав якобы раскрытых “ячеек” террористической организации. Первыми стали бахчисарайские корреспонденты Тимур Ибрагимов, Сейран Салиев и Марлен Асанов. Годом позже фигурантом этого дела стал один из координаторов движения и тоже гражданский журналист Сервер Мустафаев. Тогда же отдельное дело было возбуждено в отношении Наримана Мемедеминова, который являлся неформальным координатором гражданских журналистов инициативы.

Еще через год список арестованных пополнили наиболее активные стримеры движения – Руслан Сулейманов, Ремзи Бекиров, Осман Арифмеметов, Рустем Шейхалиев. Затем в течении двух лет было “затишье” – в числе новых и новых раскрываемых ФСБ “ячеек” не было гражданских журналистов. Однако с арестом Вилена Темерьянова эта тенденция снова стала актуальной.

Чего ждать?

Анализ предыдущих уголовных дел, фигурантами которых выступали гражданские журналисты “Крымской солидарности”, не придает оптимизма.

Рассмотрение этих дел в судах проходит по одной и той же формуле: аудиозапись некоего собрания, в котором упоминается об организации “Хизб ут-Тахрир” плюс показания “засекреченного” свидетеля, который утверждает, что подсудимый на этом собрании был. Суду этого достаточно для вынесения обвинительных приговоров, которые по статьям террористической направленности отличаются очень большими сроками.

На данном этапе уже вынесены приговоры в отношении шести гражданских журналистов “Крымской солидарности”, в пяти случаях сроки заключения составили от 14 лет, как у Сервера Мустафаева, до 19 лет, как у Ремзи Бекирова и Марлена Асанова. Таким образом есть все основания предполагать, что через полтора-два года следствия, Вилена Темерьянова приговорят не менее, чем к десяти годам лишения свободы. Правда, только в том случае, если у России еще будут эти полтора-два года на продолжение репрессий в Крыму.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: