Сексизм по-советски, или Как ровенская журналистка “сделала” трех казаков

Дата: 20 January 2015 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

Людмила Мошняга – заслуженная журналистка Украины, лауреат национальной премии “Золотое перо”, главный редактор ровенской газеты “Семь дней”. Гендерное неравенство в журналистике и сексистское отношение Людмила чувствовала постоянно. То, что мужчинам давалось само собой, ей приходилось отстаивать – свое право на профессию, достойную зарплату, карьерный рост.

“Я это кодло искореню из нашего факультета …”

Людмила окончила Львовский национальный (тогда еще – государственный) университет имени Ивана Франко в 1981 году. Журналистка вспоминает, что когда училась, в ее группе на 25 человек было только три девушки.

Тогдашний замдекана постоянно повторял: “Я это кодло искореню из нашего факультета“, – вспоминает Мошняга.

И добавляет, что и среди преподавателей женщин было совсем мало: “Тогда светилами журналистики считались профессор Кибальчич, профессор Здоровега. И они были светилами, эти имена в журналистике известны. Но женщин на факультете не было. Разве Радванская, Сербенская … Все. Если оставались аспиранты на факультете, то исключительно мужчины. Я имела в дипломе только три четверки. Но красного диплома мне не дали, так как все “красные” выбрали ребята: тот был в партии, тот был активистом на общественной работе…“.

Это было очень обидно. Молодая специалистка проходила практику в газете “Красное знамя”, имела много публикаций, отличную оценку за практику. Но когда в университет на распределение приехал главный редактор этой ровенской газеты, ее не взяли сюда на работу, хотя себя зарекомендовала очень хорошо.

На работу он пригласил моих однокурсников-ребят, “трех казаков”, как он их назвал. Двое из них были членами партии – в то время большое преимущество. Третий – сын корреспондента Укринформа. Судите сами – откуда ветер дует…“, – рассказывает редактор.

Все же Людмилу пригласили в областную молодежную газету (в то время в области действовало две газеты – областная партийная и областная молодежная). Заместитель главного редактора газеты, где Людмила проходила практику, рекомендовал ее своему коллеге из “молодежки” так: “У нас работала хорошая практикантка: возьми Люду на работу – ты не пожалеешь“.

Резонансный материал

Отношение к Людмиле как женщине-журналистке изменилось после резонансного материала “Обворовывание душ”. Под Ровно есть урочище Сосенки, в котором расстреливали в 1941 году евреев. В восьмидесятых годах наследники членов СС-дивизии, которая занималась теми массовыми расстрелами, стали использовать сохраненные своими предками карты захоронений и массово разрывали могилы, отыскивая золото. Это громкое уголовное дело приобрело широкую огласку.

Суд закончился во вторник, а в четверг уже вышел мой очерк. Тогда еще люди массово читали газеты, в коллективах проводились политинформации. И как раз мою статью вслух зачитывали чуть ли не на каждом предприятии Ровно. Ее сразу перепечатала рижская республиканская газета “Ригас Баллс” и… Мне рассказали, что главный редактор областной партийной газеты, тот, что отобрал для себя трех казаков, ругал своих командированных на суд журналистов-мужчин: “Вы две недели тянете – и ничего не написали. А эта девчонка поехала – и весь город читает!”. После этого он позвонил мне и пригласил на работу. Я, конечно, вспомнила ему недавнюю обиду, но согласилась на предложение“, – делится воспоминаниями моя собеседница.

Тогда из “молодежки” все переходили в партийную газету, рассказывает Людмила. Но если на предыдущей работе ты был завотделом, то на новой начинал только с корреспондентской должности. Журналистка же перешла во “взрослую” газету сразу на должность завотделом.

Подумаешь, шефиня…

В новом коллективе, где работало 56 человек, были машинистки, секретарша, библиотекарша, бухгалтерши … все женщины. Среди журналистов, которых было 30, – всего две женщины. Теперь эта ситуация кардинально изменилась.

Сегодня мы выпускаем газету такого же объема, что и раньше. Однако в нашей редакции работает 12 человек, а если “вычесть” двух “декретчиц” – это всего десять. Тогда мы не гнали вал. Над статьей можно было работать и по две- три недели. Поэтому наши мужчины могли себе позволить в рабочее время шахматные турниры, длинные перекуры, командировки в район на 2-3 дня. Теперь же, когда интенсивность возросла в десять раз, когда нужно сдать в каждый номер 5-6 материалов, и при этом уже нет ни машинисток, ни фотокорреспондентов, а ты сам и набираешь, и печатаешь свои статьи, мужчин в журналистских коллективах стало неизмеримо меньше. Почему? Я думаю, эта работа потеряла ту привлекательность, которую имела прежде. Теперь это не столько творческая работа, сколько конвейер. Нужна скрупулезность, собранность и терпение“, – объясняет “женское лицо” журналистики Людмила Мошняга и добавляет, что изменилась не только интенсивность труда, но и оплата.

Тогда в областной газете я, будучи завотделом, получала 300-400 рублей (в зависимости от гонорара). Статья в “подвале” оплачивалась в 40 рублей. Это было важно. За 40 рублей я могла купить шикарные туфли. Сейчас средняя зарплата наших сотрудников сейчас около 3400 гривен. Конечно, это хорошо для областного центра, где средний уровень зарплаты составляет 2600 грн. Но нам приходится очень много крутиться, чтобы заработать эти деньги“, – говорит редактор.

Експертка замечает, что в Ровенской области очень высокая конкуренция на медиарынке. И чтобы сохранить своего читателя, и еще при этом зарабатывать (будучи коммунальным изданием!) приходится работать вдвое больше.

Раньше моими подчиненными в отделе работали мужчины. Было очень сложно. Они смотрели на меня скептически: подумаешь, шефиня. Я заслуживала этого скептицизма, потому что вместо того, чтобы заставить их переделать сырой материал, все исправляла и переписывала сама. Но к тому времени выбирать не приходилось: факультеты журналистики присылали почти всегда мужчин. Теперь же я себе могу позволить выбирать специалистов и из женщин, и у мужчин. И каждый раз убеждаюсь, что женщины – это тягловая сила, они тянут и тянут. Газета – это дракон, который никогда не насытится, сколько ни бросай ему в пасть. Мужчины не выдерживают этого темпа и уходят…“, – комментирует Людмила Мошняга.

По словам редактора газеты, на ее выбор не влияет даже тот фактор, что это молодая женщина, которая может в будущем родить ребенка.

Честно говоря, за последние два года, я взяла трех молодых женщин, двое из них были замужем. Они имели так сказать “критический” возраст: одной – 33 года, второй – 27. С каждой редакция заключила трудовой договор, предусматривающий социальную защиту… Мне теперь коллеги говорят: “У вас легкая рука, к вам надо всех незамужних…”. Обе журналистки вышли замуж, почти одновременно ушли в декрет. Скоро вернутся, в декрет собирается третья… Но поверьте, ими как работницами я довольна больше, чем мужчинами…“, – рассказывает редактор.

Также журналистка убеждена, что газета будет иметь успех, если придерживаться журналистских стандартов и работать в рамках правового поля: “Не вредит даже то, что ты женщина…“. 

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: