Левон Азизян: “Польза от пропускной системы на линии соприкосновения сомнительна…”

Дата: 05 October 2016 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

В Варшаве до 30 сентября проходил Форум стран ОБСЕ по человеческому измерению HDIM2016. Здесь представители общественных организаций и правозащитники имели возможность на международной арене говорить вслух о проблемах в сфере прав человека и заручиться поддержкой государств-участников ОБСЕ для их решения.

Левон Азизян с Благотворительного фонда “Восток-СОС” в Варшаву приехал с конкретной целью – найти рычаги влияния для отмены системы пропусков на линии разграничения, отмены запрета на прямые пассажирские перевозки и урегулирования ситуации с транспортными коридорами, особенно в Луганской области.

В Украине Левон Азизян занимается координацией работы правовых приемных Благотворительного фонда “Восток-СОС” в Донецкой и Луганской областях и фокусируется на вопросах свободы передвижения.

Координатор ежемесячно осуществляет несколько поездок в район проведения антитеррористической операции, в частности, к транспортным коридорам с целью оценки состояния и динамики изменений вдоль линии соприкосновения в логистических, гуманитарных аспектах, и с точки зрения безопасности.

О ситуации на линии пересечения и как восстановить многочисленные нарушения прав человека говорим дальше.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА. В январе 2015 года утвержден Временный порядок, регулирующий пересечение линии соприкосновения. Этим документом, в частности, установлена необходимость предварительного получения пропуска для пересечения линии соприкосновения.

В начале мая 2015 года создана рабочая группа при штабе Антитеррористического центра (АТЦ), куда вошли представители силовых структур, общественности и Офиса Уполномоченного по правам человека.

Рабочая группа подготовила многочисленные изменения во Временный порядок, большинство из которых было принято в середине июня 2015 года.

Вместе с этими наработками, Штаб АТЦ без согласования с общественностью внес изменения о запрете прямого пассажирского сообщения через линию соприкосновения, после чего деятельность рабочей группы, фактически прекратилась.

С июля 2015 года получение пропусков осуществляется в электронной форме через специальный веб-портал, а бумажные пропуска изымаются.

Сейчас общественные активисты проводят адвокационную кампанию с целью отмены пропускной системы, восстановления прямого пассажирского сообщения и улучшения ситуации в Луганской области, прежде всего, путем восстановления работы транспортного коридора “Золотое – Первомайск” и восстановления моста через реку Северский Донец в Станице Луганской.

“ПРОПУСКНАЯ СИСТЕМА НА ЛИНИИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ НЕ ВЛИЯЕТ НА СИТУАЦИЮ БЕЗОПАСНОСТИ В УКРАИНЕ”

– Левон, по вашему мнению, что необходимо уже сегодня сделать по обеспечению прав человека на линии соприкосновения?

– В нынешней ситуации уместно отменить пропускной систему. Суть ее в том, что для пересечения линии соприкосновения необходимо предварительно подать заявку на получение соответствующего разрешения на проезд и дождаться поездку.

– Какая альтернатива отмене пропусков?

– Все просто – стандартный паспортный контроль, как… на границе.

Пропускная система введена в январе 2015 года. Но дело в том, что она никак не влияет на общую ситуацию по безопасности, поскольку на всех контрольных пунктах въезда–выезда (КПВВ), на всех транспортных коридорах установлены системы пограничного контроля и базы данных Службы безопасности Украины. Любое лицо, подозреваемое в совершении правонарушения, уже есть в системах пограничного контроля, и в случае соответствующих оснований такое лицо не будет пропущено через линию соприкосновения независимо от того, имеет ли он пропуск или нет.

Вместе с тем, ежедневно около сотни добропорядочных людей не могут пересечь линию соприкосновения через различные мелкие проблемы с пропусками (например, истек срок его действия, ошибка одной буквы в фамилии, технические проблемы с базами пропусков и т.д.). Кроме того, что польза от пропускной системы является сомнительной, пограничники вынуждены тратить вдвое больше времени на проверку граждан, поскольку должны проверять их как на наличие подозрения в совершении правонарушений, так и на наличие пропусков, что искусственно увеличивает время проверки на контрольных пунктах въезда–выезда.

Для лучшего понимания раскрою некоторые детали. Чтобы проехать в пределах территории Украины из Северодонецка в Луганск, необходимо заранее подать и получить разрешение, а еще выстоять очереди. Но если ехать из того же Северодонецка в Луганск через территорию Российской Федерации, это нонсенс, но там не нужно получать никаких разрешений-пропусков и стоять в многочасовых очередях.

Не секрет, что большинство людей (в основном – пожилые люди) не умеют работать с компьютерной техникой, интернетом и веб-порталами. Поэтому оформляли свои электронные пропуска с помощью родственников, знакомых или посторонних лиц, которые делают то же самое за деньги. Срок действия разрешения составляет один год с даты его предоставления. Как правило, заявитель знает только дату подачи заявки на получение разрешения и ее статус (подтверждено / в обработке / отказано). И, согласитесь, не имея бумажки с датой прекращения пропуска, мало кто будет помнить в течение года, даже дату ее подачи, не говоря уже о логине и пароле от своего аккаунта. Кроме того, часто происходят механические ошибки (буквы “К” и “Н” в серии паспорта очень похожи), неправильное написание фамилии на украинском языке или, например, изменение фамилии через заключение брака.

Трудностей добавляет и отсутствие какой-либо обратной связи с центом при СБУ, который выдает разрешения – на письма электронной почты никто не реагирует.

Отдельного внимания заслуживает отношение представителей координационных групп (как правило, это сотрудники СБУ), расположенных непосредственно на КПВВ. К ним обращаются люди за помощью в продлении разрешения. И хотя это несложно сделать (необходимо потратить всего три минуты времени, сидя за ноутбуком и с кофе), и обычно идет довольно резкий отказ, ссылаясь на то, что они не обязаны. Иногда это сопровождается и откровенно грубыми дискриминационными высказываниями. Не один раз я становился свидетелем пренебрежительного отношения, даже во время официального мониторинга.

В результате большинство, кто по мелочным причинам не имеет актуального пропуска для пересечения линии соприкосновения, вынуждены возвращаться туда, откуда выехали (это могут быть сотни километров). А те, кто пошустрее, за небольшую плату решают этот вопрос через активных посредников.

Контрольные пункты въезда–выезда является “воротами” для жителей неподконтрольной территории в подконтрольную. И такое отношение со стороны представителей официальной власти к людям, которые оказались в нынешней ситуации, может привести только к отторжению этих людей от Украины.

 

ТРАНСПОРТНЫЕ КОРИДОРЫ – ДЛЯ ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

– На одном из мероприятий в Варшаве вы говорили о важности восстановления пассажирского сообщения через линию соприкосновения…

– Да. Это касается как автобусов, так и поездов. Полный запрет на курсирование автобусов был введен в июне 2015 года, а пассажирские поезда прекратили курсировать еще в ноябре 2014 года. На сегодня автобусы высаживают людей перед блокпостами, и после очередей паспортного контроля люди должны ждать за блокпостом на автобус к следующему блокпосту.

Например, чтобы добраться из Мариуполя в Донецк, необходимо сменить четыре автобуса с пересадками в Волновахе, КПВВ “Новотроицкое” и на “нулевом” блокпосте “Березовое-2”.

Официальным аргументом для отмены прямого пассажирского сообщения называлась безопасность граждан, автобус может стать мишенью для обстрелов незаконными вооруженными формированиями. С таким аргументом нельзя согласиться. Почему же мы не допускаем, что автобус могут обстреливать, а другие транспортные средства обстреливать не будут?

Транспортные коридоры функционируют для гражданского населения для обеспечения реализации его права на свободу передвижения. Десятки тысяч людей ежедневно пересекают ними линию столкновения в обе стороны. Поэтому транспортные коридоры не должны использоваться ни одной из сторон в качестве плацдарма или щита для ведения боевых действий, независимо от того, человек идет пешком, едет в легковой машине, автобусе, или поезде.

Кроме того, дополнительные очереди людей, ожидающих за блокпостом на следующий автобус никак не способствует их безопасности.

Другими, неофициальными аргументами для запрета пассажирского движения, есть опасность передвижения общественным транспортом членов незаконных вооруженных формирований, а также то, что доходы по перевозкам будут поступать в кассы автостанций, контролируемых незаконными вооруженными формированиями. Но опять же, почему мы предполагаем, что общественным транспортом (пересечение линии соприкосновения которым запрещено) члены незаконных вооруженных формирований могут передвигаться, а личным транспортом или пешком нет?

В восемь легковых машин помещается столько же людей, сколько в один автобус, и с военной точки зрения – легковые автомобили значительно мобильнее, но запрещаются автобусы, а не легковые машины.

Что касается того, что деньги за перевозку могут получать незаконные вооруженные формирования, то… за проезд на неподконтрольную Украины территорию налоги и другие платежи никто в государственный бюджет не платит и так, и государство не будет терять больше, чем теряет сегодня.

Кроме того, Украина должна бы начать с урегулирования транспортных перевозок с, собственно, контролируемой территории. Автобусы к и между блокпостами ходят переполненные, и тогда, когда хочет перевозчик. Будем честными, деньги за перевозку идут в кассу только на некоторых автостанциях (иногда прямо говорят, что рейс неофициальный, билеты у водителя). И, конечно же, даже на КПВВ нет ни одного работника с кассовым аппаратом, поэтому почти все средства идут в карманы перевозчиков, при этом не обеспечивается минимальный комфорт.

Что касается железнодорожных перевозок, то, как я уже говорил, последний пассажирский поезд проехал в ноябре 2014 года. С “соображений безопасности” пассажирские поезда отменили… при том, что десятки поездов, нагруженных углем, металлом и другими товарами вполне официально ежедневно перевозят тысячи тонн грузов и курсируют по обе стороны линии соприкосновения.

Все эти искусственные ограничения на курсирование автобусов и поездов только приводят к тому, что наиболее уязвимые группы населения не могут пересечь линию соприкосновения и сталкиваются с дополнительными препятствиями в свободе передвижения: дороже проезд, необходимо дольше ждать в очередях, несколько раз пересаживаться из одного транспортного средства в другое и т.д.

Ужасно видеть, как люди с инвалидностью или лица преклонного возраста должны пересаживаться с одного автобуса в другой и проходить относительно большие для них расстояния. К сожалению, это дает основания считать, что наша власть не заинтересована в реинтеграции жителей неконтролируемых территорий и хочет, чтобы как можно меньше людей пересекало линию столкновения.

 “МЫ ЖДЕМ ОТКРЫТИЕ “ПЕРВОМАЙСК – ЗОЛОТОЕ “

– Какая сейчас ситуация с транспортными коридорами в Луганской и Донецкой областях?

Очень плохая. Сейчас через линию соприкосновения функционирует пять транспортных коридоров. Из них – 4 автомобильно-пешеходных, все в Донецкой области, и один только для пешеходов – единственный работающий транспортный коридор в Луганской области.

Ежедневно линию столкновения пересекают в обе стороны 25–30 тысяч человек, летом – до 35 тысяч.

Из-за активизации наступательных боевых действий незаконных вооруженных формирований, в январе 2015 года был закрыт автомобильно-пешеходный транспортный коридор “Луганск – Счастье”, а в феврале 2015 года “Фащевка – Дебальцево” (расположен на стыке двух областей). На замену этим двум транспортным коридорам был открыт альтернативный транспортный коридор “Первомайск – Золотое”.

Однако уже в мае 2015 года представители незаконных вооруженных формирований закрыли этот последний полноценный транспортный коридор в Луганской области. Восстановление работы транспортного коридора “Первомайск – Золотое” официально и активно согласовывается на “Минске” еще с осени 2015 года.

С тех пор много раз официально анонсировалось его восстановление, однако пока это не дало желаемого результата. И в первую очередь, из-за искусственного затягивания открытия транспортного коридора незаконными вооруженными формированиями.

В марте 2016 года вроде было уже все согласовано, однако незаконные вооруженные формирования не позволили людям пересечь линию соприкосновения через свои блокпосты, развернув всех назад.

КПВВ “Золотое”, расположенное на контролируемой Украины территории, полностью оборудованное и готово к возобновлению работы хоть завтра, чего нельзя сказать о блокпосте, расположенном на неконтролируемой территории у города Первомайска.

Сегодня единственный функционирующий транспортный коридор “Луганск – Станица Луганская” проходит по поврежденному мосту с разрушенной секцией через реку Северский Донец в с. Станице Луганской. Вместо разрушенной секции моста построены временные шаткие деревянные ступени, которые подвергают серьезной опасности при скользкой погоде и очень неудобны, особенно для населения с ограниченной мобильностью.

Кроме того, в июне 2016 года члены незаконных вооруженных формирований перешли через мост к разрушенной секции и возвели у него свой блокпост.

По поводу восстановления моста стоит отметить, что заместитель председателя Луганской областной военно-гражданской администрации Юрий Клименко подтвердил, что украинская сторона готова предоставить гарантии безопасности. Также Норвежский совет по делам беженцев уже заказал необходимую конструкцию. То есть осуществление восстановительных работ останавливает только необходимость предоставления гарантий безопасности со стороны представителей незаконных вооруженных формирований…

По состоянию на сегодня, много жителей и гостей Луганщины, кроме КПВВ “Станица Луганская”, вынуждены пользоваться другими транспортными коридорами в Донецкой области (прежде всего, КПВВ “Зайцево”), или ехать через территорию Российской Федерации (в основном, через пункт пропуска “Меловое”) или вообще отказываться от поездки, вынужденно оставаться дома.

– Насколько в Варшаве заинтересованы в урегулировании вопросов на линии соприкосновения? Готовы ли помогать?

– Наибольшую заинтересованность в вопросе свободы передвижения на востоке Украины проявили немецкая и французская делегации ОБСЕ, и это не удивительно, потому что именно Федеративная Республика Германия и Французская Республика является сторонами Минских соглашений. Надеюсь, что при содействии этих государств удастся улучшить ситуацию с правами человека в зоне конфликта.

Фото автора и со страницы в Фейсбуке Левона Азизяна

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: