Крымская несвобода слова, или Заметки с форума ОБСЕ

Дата: 05 October 2016 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

Говорить тихо, не высказывать проукраинской позиции, не вспоминать в СМИ о судебных процессах по “делу 26 февраля”, забыть имена преследуемого журналиста Мыколы Семены, заключенного Ахтема Чийгоза и пропавшего Эрвина Ибрагимова, не писать критических материалов, бояться… Это уже становится нормой на крымском полуострове, заявляют в один голос участники форума ОБСЕ по человеческому измерению HDIM2016 в Варшаве.

За исключением, правда, делегаций из Российской Федерации. Так, по словам заместителя Муфтия Крыма Айдера Исмаилова и председателя крымского отделения Российского союза журналистов Андрея Трофимова, в Крыму – “все прекрасно” и “нет ни одной жалобы от местных СМИ на притеснения, цензуру или наступление на свободу слова”

Крым и свобода слова на полуострове были одной из ключевых тем варшавского форума. На крымском фоне терялись даже вопросы беженцев и проблемы Турции, о которой один из участников форума сказал, что это “самая большая тюрьма для журналистов”.

Уже третий год Крым продолжает звучать и в украинских СМИ как полуостров страха. Больше всего страдают от нарушений свободы слова журналисты, проукраинские активисты и крымские татары. За пост в Фейсбуке – задержание, за пятничную молитву в мечети – подозрение в экстремизме, за критику местной власти – повестка в суд…

“Я знаю случаи, когда некоторые крымские татары спят одетые. Знаете почему? Потому что ФСБ вламывается в дома рано утром. И люди не хотят, чтобы их застали раздетыми… Многие из крымских татар ждут, когда за ними придут”, – говорит член общественной организации “Землячество крымских татар” Эльвин Кадыров.

ПОД ДАВЛЕНИЕМ И ЦЕНЗУРОЙ

Крымские журналистские будни – это отказ в лицензии и регистрации СМИ, запугивание, обвинения в экстремизме.

“В Крыму СМИ потеряли функцию зеркала. Журналисты идут из профессии в рекламный бизнес или переезжают в Киев, Херсон, другие города. Однако с “новых” местных СМИ или российских медиа складывается картинка, что в Крыму все счастливы”, – комментирует журналистка Елена Лысенко, которая, учитывая давление из-за профессиональной деятельности, вынуждена была вначале 2016 покинуть полуостров.

“В Крыму я создавала свой медиабизнес. Но то, что происходило в начале 2014 года, – пугало. Когда начали захватывать военные объекты в Крыму и никто не гарантировал безопасности журналистам, я не могла отправлять туда молодых коллег. Пришлось взять камеру самой. Когда у Керченской переправы ко мне подошли и попросили убираться, я по нормальной украинской привычке спросила “На каком основании?”, со мной долго не говорили – натравили 8–10 мужчин в форме казаков, которые очень быстро выгнали с переправы”, – продолжает Елена Лысенко.

По словам журналистки, 87% крымских СМИ не смогли пройти перерегистрацию. В частности, были закрыты (или  редакции переехали на материковую Украину) такие издания, как “Новости Крыма”, “15 минут”, сайт Центра журналистских расследований, Черноморская телерадиокомпания, канал ATR и другие.

“Под давлением оказались практически все крымскотатарские СМИ – не только канал ATR, о котором так часто упоминается. Роскомнадзор, деятельность которого направлена лишь на то, чтобы принять документы на регистрацию, стал одним из ключевых органов цензуры и препятствует работе независимых СМИ”, – добавляет главный редактор издания “QHA”, член Меджлиса крымскотатарского народа Гайана Юксель.

Журналистка также попала под пристальное око “местной власти”.

“Меня пригласили на допрос, где начали обвинять в том, что наше издание писало о экстремистских организациях, таких как “Правый сектор”. Я поинтересовалась, когда такие материалы были опубликованы, и ответ меня шокировал – это были статьи за… 2006 год. То есть материалы, опубликованные еще до аннексии Крыма, когда действовали украинские законы… Позже я узнала, что дело закрыли из-за отсутствия состава преступления”, – рассказала Гайана Юксель.

Журналистка добавляет, что сейчас в Крыму не существует срока давности, а закон имеет обратную силу. Гайана Юксель прокомментировала и реплику представителя российской делегации.

“Относительно заявления, что в Крыму якобы открыто 50 новых СМИ и признаны три государственных языка – русский, крымскотатарский и украинский… Это еще не говорит о том, что каналы говорят на крымскотатарском, а материалы формируют национально-культурный слой. Крым стал полуостровом, где тотальная слежка, штрафы за свободу выражения своего мнения. В настоящее время на территории Крыма зафиксировано более 250 нарушений в отношении журналистов и СМИ. Этот список постоянно пополняется”, – добавляет Юксель.

Журналистка Елена Лысенко также считает, что в Крыму продолжается “зачистка информационного поля, в отдельных случаях – запугивание крымских журналистов”: “Созданы новые крымские СМИ, которые направлены на поддержку российской пропаганды. Стало сложно писать не только на политические темы и о нарушении прав человека, невозможна любая критика – речь идет о подготовке к курортному сезону или других социальных проблемах”.

БЕЗ ПРАВА НА ВЪЕЗД

Другая проблема – беспрепятственный въезд на территорию Крыма представителям украинских и иностранных СМИ.

С одной стороны, безосновательный запрет так называемой крымской власти. Правозащитница Татьяна Печончик вспоминает случаи Игоря Бурдыги, которого семь часов допрашивала ФСБ, и журналистки “Украинской правды” Анастасии Рингис, которой оккупационная власть запретила въезд. С другой стороны, усложненная процедура МИД Украины по аккредитации иностранных журналистов. Из-за бюрократических препятствий нередко иностранные журналисты выбирают “простой” путь через Россию. Или просто соглашаются на журналистские пресс-туры. Журналист Юрий Луканов вспоминает о регулярных “предложения” от канала Russia Today, Министерства иностранных дел России. По словам Луканова, эти поездки вовсе не свидетельствуют об открытости России и Крыма. Главная цель – приучить мир, что Крым – это российская территория и “все у нас нормально, а об аннексии уже давно пора забыть”.

Однако присутствие иностранных СМИ как никогда важно на крымском полуострове. Как отметила Елена Лысенко, если местные медиа боятся освещать судебные процессы над политзаключенными, это должны делать иностранные журналисты. “И в этом была бы значительная поддержка международного сообщества”, – прокомментировала она.

БЕЗ ПРАВА НА ПРОФЕССИЮ

Следует отметить, что в Варшаве о нарушении прав в Крыму говорили далеко не только украинские правозащитники. Так, на форуме присутствовал адвокат крымского журналиста Мыколы Семены Александр Попков.

“Ситуация с правами человека в Крыму очень плохая. И это касается не только украинцев. Я как российский гражданин обеспокоен, что политика бесправия, которая сейчас наблюдается в Крыму, становится ведущей и на территории Российской Федерации”, – комментирует Попков.

Собственно, поэтому адвокат и взялся защищать журналиста Мыколу Семену. Адвокат утверждает, что нарушения свободы слова касается не только работников СМИ, часто перепадает ему и его коллегам.

“В России не так много адвокатов в политических делах, а тем более – по украинским задержанным. Действует один из приемов пропаганды – демонизация противника. Я как адвокат имею определенный статус, я не привык ходить и оглядываться. А в Крыму журналисты боятся говорить, что они журналисты, блоггеры. На одном из судебных заседаний я заметил, как одна девушка что-то записывала в блокнот. Это не была родственница. На мой вопрос, журналистка ли она, девушка смутилась и пыталась завершить разговор”, – рассказывает Александр Попков.

Одновременно с Мыколой Семеной обыскивали еще семь журналистов. Никто из них не остался в профессии – трое выехали на материковую Украину, другие перестали писать, опасаясь за свою жизнь.

“У силовиков есть неограниченный мандат насилия”, – говорит Попков и добавляет: “Все эти факты пугают. Распространяется русская тенденция: любая критика, любая информация, которая противоречит основной пропаганде, – все это приводит к тому, что человека изолируют и заставляют замолчать. Сначала – это процесс запугивания, впоследствии – привлечение к ответственности. Моего подопечного Мыколу Семену обвиняют в том, что он публично призвал вернуть Крым. Абсурдные обвинения. В международных документах Крым является частью Украины”, – отмечает Александр Попков.

В ПУБЛИЧНОСТИ – СИЛА

Александр Попков убежден, что самая большая сила и его как адвоката, и журналистов, и правозащитников – это публичность судебных дел, публичность проблем в области прав человека.

“Наши следователи любят тишину. И как раз в этом наша сила – говорить о нарушениях, публично освещать процессы, привлекать как можно больше международного внимания к ситуации в Крыму. Занимаясь делом Семены, мы соревнуемся не за оправдательный приговор. Это нонсенс для российской действительности. За всю мою четырехлетнюю практику я знаю только два дела, когда выносили оправдательный приговор, и то они не касались политических мотивов. Вероятность победы в политических делах, к сожалению, в минусе. Наша же цель – доказывать мировому сообществу, что все эти обвинения абсурдны и они являются “политическими заказами””, – подчеркнул российский адвокат.

Ирина Выртосу, специально для “Детектора медиа”

Поездка в Варшаву на форум HDIM2016 и подготовка материала – при поддержке ОБСЕ

Фото автора, сtrcenter.org, novostimira.net

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: