Как дети со всей Украины строили мосты взаимопонимания

Дата: 02 December 2015 Автор: Ольга Юр
A+ A- Підписатися

#FeelYourRights

“Перед отъездом в лагерь “Строим мосты, а не стены” я выбрила висок. Учителя стали говорить, что им это не нравится, что это не школьный вид. Я молчала. Потом я поехала в лагерь, там я научилась самовыражаться. После лагеря я выбрила другой висок и затылок. Завуч мне сказала, что так ходить не разрешается, но на самом деле школьными правилами это не запрещено. Я ответила завучу, что у меня аккуратный вид, почему бы мне не носить такую прическу”. Варвара Мелания, Луганск, 14 лет.

Безопасное и творческое пространство

Лагерь “Строим мосты, а не стены” – это один из новых проектов общественной организации “Киевский образовательный центр “Пространство толерантности“, которая занимается неформальным образованием детей и молодежи в сфере прав человека и толерантности. Проект существует уже два года и проходит раз в год в селе Бояны Черновицкой области на базе загородного комплекса “Солнечная долина”.

В этом году на осенних каникулах 78 школьников учились строить диалог друг с другом в сегодняшних реалиях, усложненных ситуацией на востоке страны, говорили о правах человека, учились выражать и отстаивать свое мнение, а также общались, искали хобби, задумывались о будущей профессии и своем месте в обществе.

Мы встретились с представительницей “Пространства толерантности”, методистом проекта Кирой Крейдерман.

– Кира, чем интересен лагерь “Строим мосты, а не стены”?

– Это интегративный реабилитационный семидневный курс с упором на развитие внутренних ресурсов детей. Курс ориентирован на смешанную группу участников – детей внутренне перемещенных лиц из Луганской, Донецкой областей и из Крыма, а также детей, чьи родители находятся в зоне АТО, вместе со сверстниками из других областей. Для нас было важно, чтобы в проекте приняли участие дети из разных регионов, не только дети, выехавшие с оккупированных территорий или иным образом столкнувшиеся с конфликтом на востоке, но и те, у которых подобного опыта не было.

В процессе работы мы создаем безопасное комфортное пространство, в котором дети начинают доверять, открываться, понимать больше про свои внутренние ресурсы и учатся использовать их. Многие ребята находятся в сложной ситуации – дом, друзья, иногда близкие люди остались на оккупированных территориях. Нам важно привести их к пониманию, что есть возможность адаптироваться к новым условиям, развиваться, видеть свои перспективы.

В прошлом году мои коллеги пригласили в лагерь “Истоки толерантности” около 30 детей внутренне перемещенных лиц, которые только-только переехали и еще не успели освоиться на новых местах. Тогда к нам пришло понимание, что для этих детей нужно создавать отдельную программу, ориентированную на личность ребенка, с возможностью создания такого пространства, где они смогут почувствовать себя собой. Лагерь же “Истоки толерантности” преследует немного другие цели.

Детский международный лагерь “Истоки толерантности” предусматривает знакомство с историей, культурой и традициями этносов Украины. Каждому этносу в программе посвящен один день, и в этот день весь коллектив лагеря живет его национальной жизнью. Кроме национальных дней в лагере проводятся День прав человека, Фестиваль языков и День гражданина. В такой многонациональной стране, как Украина, воспитание толерантности является одним из первоочередных заданий. Лагерь занимается продвижением межэтнической и межрелигиозной толерантности.  

К созданию же лагеря “Строим мосты, а не стены” моя коллега Анна Ленчовская привлекла психологов, медиаторов, конфликтологов, специалистов в сфере прав человека и практиков методики “Театра угнетенных”.  В итоге мы пришли к идее программы, подразумевающей создание безопасной доверительной среды, в которой через работу по переоценке своего опыта и приобретению нового личного и социального опыта ребята могли развиваться дальше, выяснить, что им близко, понять что-то о себе и о своих перспективах.

– Чем ребята занимались на протяжении осенних каникул в лагере?

– Программу лагеря можно условно поделить на две части – процессуальную и структурированную. Процессуальная часть состоит из занятий в группе, коммьюнити-театра и различных форматов вечерних мероприятий, а структурированная представляет собой набор различных мастер-классов, которые ребята могут выбирать в соответствии со своими интересами.

Уже второй раз мы проводим в “Мостах” выборы. Так, на начальном этапе ребята выбирают представителя отряда для участия в “президентских” выборах. Представитель отряда продумывает речь, думает о том, что он может привнести в “президентскую” программу, учитывая пожелания своей группы. Кандидаты выступают перед ребятами, после проходит общелагерное голосование, на котором голосами детей и взрослых решается, кто станет президентом.

У нас была независимая счетная комиссия, состоявшая из людей, которые не голосовали. Даже урну привезли с избирательного участка из ближайшего села.

Далее формируется детское самоуправление – это президент и представители от каждой группы, в том числе и от группы воспитателей – “совет”. В этом году у нас был омбудсмен, который следил, чтобы все пожелания детей и “совета” по внесению изменений в программы кандидатов соответствовали задачам нашего проекта. Такое “проигрывание” выборов по ролям и выполнение предвыборных обещаний позволяет говорить с ребятами о модели демократических процедур, поднимать вопрос о гражданской позиции. Они учатся понимать, что за властью стоит ответственность, умения и знания.

Богдан Дедушкин – актер плейбек-театра “Фата Моргана”, преподаватель в детских и подростковых лагерях “Истоки толерантности” и “Строим мосты, а не стены”. Выпускник пяти семинаров международных практиков методики “Театр угнетенных”, джокер. 

– Коммьюнити-театр – это еще одна форма работы процессуальной программы лагеря. Он основан на методике “Театра угнетенных”, которая в свою очередь строится на педагогике угнетенных бразильского педагога Паулу Фрейре. Это диалоговый метод педагогики, при котором педагог и ученик находятся не в иерархических отношениях, а на одном уровне. Фрейре даже вводит такие понятия, как учитель-ученик и ученик-учитель. Суть метода заключается в следующем: у каждого есть свой уникальный багаж знаний о мире и о своей жизни в обществе, и задача педагога не в том, чтобы насадить знания, но наоборот – дать возможность всем остальным проявить свои знания и, используя их, искать способы улучшения своей ситуации.

Как педагогика Фрейре, так и коммьюнити-театр, в первую очередь, ориентированы на социальные знания, понимание того, почему у нас такие условия в обществе и как можно улучшить собственное состояние в нем. Театр в этом случае – это способ реализации этих теоретических идей.

Методика включает игры, упражнения, театр образов. В этом лагере мы используем театр, чтобы исследовать с детьми их взаимоотношения, их самочувствие, цели и желания через телесные образы. Мы переносили эти образы на реальность вне лагеря и старались не трогать болезненных тем относительно ситуации на востоке, потому что это не то, с чем можно справиться в течение семи дней в лагере.

С чем можно справиться за это время – это ситуация сегодня. Несмотря на военный конфликт внутри страны, детям и взрослым надо как-то жить, как-то взаимодействовать, как-то себя реализовывать. И через театр можно исследовать, что у нас происходит внутри и что с этим делать дальше.

– Кира, что представляет собой “структурированная” часть программы лагеря?

– Во вторую – структурированную – часть программы вошли различные мастер-классы: арт, театр импровизации, психология, японская борьба кендо, музыка, хореография, разговор о будущей работе, работа с видео и многие другие. Например, в этом году был кулинарный класс с Александрой Делеменчук, где дети готовили любимые блюда литературных героев, в том числе традиционное польское блюдо “бигос”, которое упоминается в “Трех товарищах” Ремарка. Это было изумительно. Они также говорили о правах человека, о ценностях и мелочах, которые могут держать на плаву в сложные периоды жизни.

Кроме того, у нас был мастер-класс “Работа моей мечты”, на котором дети обсуждали свою будущую профессию. Многие ребята говорили о своих страхах, о неуверенности в том, что они смогут найти работу в Украине, о профессиональной компетентности, о качестве университетского образования и о том, позволит ли это образование найти работу. Такие обсуждения дают понимание, куда им двигаться дальше в профессиональной сфере.

В этом году ребята из старшего отряда затронули тему прощения – кого и как прощать и стоит ли это делать. Благодаря методике коммьюнити-театра мы коснулись личных переживаний. В старшем отряде ребята поделились своими историями о том, как им пришлось выезжать с оккупированных территорий. После этого занятия воспитатель группы мне сказал: “Я не понимаю, почему это настигло этих чудесных детей, зачем это случилось с ними”.

Темы, которые поднимаются в лагере – волнующие и животрепещущие, они близки ребенку, и возможность поговорить о важных вопросах помогает ему выйти из кокона, начать общаться, у него появляется связь с внешним миром.

“В нашем лагере дети заново учатся доверять…”

– Кира, есть ли первые результаты, ощущение того, что вы все делаете правильно?

– К нам приезжают разные дети. Прелесть нашего лагеря в том, что у детей есть возможность общения с воспитателями, преподавателями, которые проводят мастер-классы, и с администрацией. Дети могут говорить со взрослыми на важные для них темы: любовь, предательство, темы конфликта и агрессии. Дома они часто этого не могут сделать, потому что у родителей не хватает времени и сил дать ребенку принятие, выслушать его проблему, поговорить, родители едва справляются со своими задачами в сегодняшних условиях.

Наверное, самое главное в лагере – это атмосфера. По моим ощущениям, дети в нашем лагере вновь учатся доверять. Очень многие перестают доверять после того опыта, который они получили. Желание доверять появляется не сразу. В прошлом году дети “раскрылись” только на четвертый день. Доверие – это один из самых важных результатов нашей совместной работы с ребятами.

– Кира, кто вам помогал в организации проекта?

– Нам помогал “Детский немецкий фонд”, “Инфопульс Украина”, Киевский офис ЕАЕК, “Work.ua”, кроме того, в этом году мы собирали деньги через Facebook. С помощью краудфандинга и других акций нам удалось собрать необходимую сумму – 89 тыс. грн. – всего за один месяц.

Первую тысячу гривень нам дал один из родителей, чей ребенок участвует в наших проектах уже пять лет. Но значительную часть суммы мы собрали благодаря анонсу на страничке Мустафы Найема. Этим летом он приезжал посмотреть на один из наших лагерей и убедился, что такие проекты очень необходимы.

Мустафа Найем: “Я не знаю, как долго продлится эта война. Этого не знает никто. Может так случиться, что она застанет молодость и зрелые годы наших детей. Я сам родился и вырос в стране, где до сих пор идет война. Мы можем долго спорить, кто и по какой причине ее допустил, кто умышленно или по преступной халатности допускает ее продолжение, но у нас есть шанс вложить в головы будущего поколения те ценности, которые не допустят новых войн”.

На родине Мустафы, в Афганистане, война продолжается до сих пор. Когда она началась, ни у кого не было осознания, что для детей нужно что-то делать, чтобы они понимали, что есть еще какая-то другая модель общества, кроме войны. Мустафа нам очень помог. Спасибо ему за доверие.

– Ну а если говорить о планах на будущее?

– Мы хотим продолжать этот проект. Он семидневный, проходит один раз в год. Мы думаем о возможности делать его хотя бы дважды в год. У “Пространства толерантности” много проектов, связанных с неформальным образованием именно для детей, и нам бы очень хотелось создать такое пространство в Киеве, куда дети могли бы приходить и просто общаться, где бы для них проводились развивающие занятия и тренинги, где они могли бы организовывать свои собственные мастер-классы или помогать друг другу с математикой, английским языком. Мы хотим, чтобы больше детей получило такой новый интересный опыт.

Клубы толерантности” открыты в пяти городах Украины с 2006 года, занятия в клубе проходят каждую неделю для детей от 10 до 19 лет, среди которых занятия по правам человека, изучение национальных культур, занятия по истории, психологии и искусству.

Нам важно, чтобы в этом пространстве было место и для других наших проектов и идей – передвижных выставок, тренингов для психологов, учителей, социальных работников. Наша работа с учителями и школьниками в восточных регионах меня очень сильно эмоционально затрагивает. У нас есть понимание, что их нужно поддерживать всеми возможным способами, с ними нужно делиться своим опытом и пробовать вместе создавать безопасные пространства.

“Очень важно слушать, слышать, и не бояться говорить…”

Ася, Крым, 15 лет.

Первые “Мосты” прошли через два месяца после того, как я переехала в Киев. Стресс был очень тяжелым. “Мосты” вытащили меня из состояния грусти, я начала общаться и говорить. В лагере можно спокойно выражать свои чувства. До этого я избегала людей, мне было страшно с ними общаться. Наверное, от того, что я попала в школу, где были сложные отношения с переселенцами. Лагерь помог мне раскрыться. Сейчас “Клуб толерантности” для меня, как семья. Я могу прийти и поговорить с кем угодно. Я знаю, что меня здесь поймут.

В другой раз в “Мостах” больше всего мне запомнился “Вечер тишины”. Мы все молчали около часа, но тем не менее была полная гармония, и мы все общались. Это был прекрасный вечер. Это очень круто.

Когда возвращаешься из лагеря из этого маленького мира, который мы создали за семь дней, где царствует взаимопонимание, трудно привыкнуть к реальному миру, но мы пытаемся что-то сделать. Я продолжаю все, что мы начали в лагере, потому что очень важно слушать, слышать, и не бояться говорить. Очень важно быть понятым.

“В “Мостах” я научилась учитывать мнение других, но оставаться при своем”

Варвара Мелания, Луганск, 14 лет

(На фото – в очках)

В прошлом году, когда я переехала, некоторые одноклассники называли меня сепаратисткой, мне это было не очень приятно, а потом все наладилось, у меня были очень хорошие взаимоотношения с ними. Все-таки часто, хоть и в шутку, мне говорили, что я из Луганска, я не такая, как все. В общем, немного гнобили за то, что я из другого города.

В этом году я очень ждала возможности поехать в “Мосты”. Мне не нравилось в школе, там все ходят одинаковыми, а в лагере можно не быть, как все, а быть собой. В лагере домашняя атмосфера. Дома не всегда так. В “Мостах” я научилась учитывать мнение других, но оставаться при своем. У меня есть мечта, когда мне исполнится 18, поехать вожатой в этот лагерь. И еще я бы хотела, чтобы “Истоки толерантности” открыли свою школу.

“Мы имеем право говорить то, что думаем”

Лера, Киев, 15 лет

В лагере “Строим мосты, а не стены” два дня нам читали лекции по правам человека. Мы узнали о свободе слова, о том, что мы имеем право говорить то, что думаем. Мои одноклассники придерживаются принципа “Я лучше промолчу”, а я высказываю все, что думаю.

В школе учителя часто говорят, что мы заявляем про права, а своих обязанностей не знаем. Обычно я отвечаю, что обязанности я выполняю, права имею, поэтому говорить могу.

“Мне говорили: “Ты так светишься после лагеря!”

Полина, Луганск, 15 лет

В моей школе многие учителя подбадривают переселенцев. А некоторые нет. На уроках истории мне часто делали замечания из-за того, что я говорила на русском. Но мне это было трудно, я приехала из Луганска, и у нас там было очень мало часов украинского языка…

“Мосты” мне дали очень многое. Сначала я не очень хотела ехать в лагерь, я не особо доверяю людям, мне сложно находить общий язык с другими. Но в лагере я поладила и подружилась с другими участниками. Там очень домашняя атмосфера. Лагерь сближает.

В лагерь я приезжала в стрессе, и на второй день там мне становилось очень хорошо. Домой я возвращалась настолько счастливой, что все вокруг мне говорили: “Ты так светишься после лагеря, мы тебя такой еще никогда не видели!”

(На фото – по центру)

Все фото предоставлены Киевским образовательным центром “Пространство толерантности”

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: