FightForRight, или Почему незрячие девушки прыгнули с парашютом?

Дата: 26 October 2016 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

Об этих смелых девушках, которые ради защиты прав человека прыгнули с парашютом, недавно узнала вся Украина. Наталья Гладких, Анастасия Федченко, Марина Старусёва, Дарья Коржавина – почему стоит запомнить эти имена? Потому что на собственном примере они разрушают стереотипы о людях с инвалидностью, мол, те не способны заниматься экстремальными видами спорта, быть самостоятельными или требовать защиты своих прав, а не очередных льгот.

4000 МЕТРОВ – РАДИ ПРАВ

Скачок произошел на высоте 4000 метров на аэродроме “Южный” в Киеве. В свободном падении – 50 секунд. Раскрытие парашюта на высоте 1600 метров, и еще 6 минут полета…

Прыжок с парашютом – это продолжение информационной кампании FightForRight, когда люди с инвалидностью через экстремальные и драйвовые акции, например, погружение под воду (дайвинг) громко заявляют: “Мы – здесь”. Решительность девушек – не для героизма. Прежде всего для того, чтобы привлечь внимание к барьерности общества. Ведь людям с нарушением зрения ежедневно приходится преодолевать препятствия и противодействовать дискриминационному отношению, заявляют участницы и участники FightForRight.

FightForRight интересна еще и потому, что в рамках кампании проводятся инклюзивные акции, когда привлекаются не только незрячие активисты, но и люди без инвалидности.

Так, журналистка Анастасия Федченко имеет 100% зрение. Свой прыжок девушка посвятила FightForRight и людям с инвалидностью. Журналистка стала свидетелем того, как 2 октября во время одной из акций трем незрячим девушкам отказали в прыжках из-за инвалидности, хотя медицинских противопоказаний именно для них не было. Но больше всего Анастасию возмутил тот факт, что врачи, пользуясь тем, что девушки не могут прочитать, цинично говорили, что можно прыгать, а в справке писали отказ…

После медийной огласки к организаторам кампании FightForRight обратился представитель клуба “5 океан” с аэродрома “Южный” Геннадий Антюфеев и предложил прыгать вместе с ним.

Один телефонный звонок – и осуществилась мечта Марины Старусёвой. Для нее это не просто развлечение – а возможность доказать другим людям и себе, что человеческое достоинство, и что является равноправным членом общества. Девушка говорит, что она очень требовательна к себе, пытается сделать все максимально. Поскольку с уважением относится к другим, хочет, чтобы так относились к ней.

Когда Марина готовилась к прыжку – в ней я не замечала паники. Но когда начала говорить о человеческом достоинстве и желании изменить отношение к людям с инвалидностью – девушка едва не расплакалась. Сколько должно быть прыжков с парашютом, чтобы в ней видели не “инвалида”, а человека?

Кампания FightForRight – не только о правах людей с инвалидностью. Так, после получения заявок оказалось, что 80% желающих прыгнуть – именно женщины.

“Было прислано много анкет, преимущественно от женщин. Многие заявки мы вынуждены были отклонить по медицинским показателям – сахарный диабет, глаукома, сердечные заболевания. В конце концов, осталось 10 анкет, среди которых 8 анкет от девушек, 2 – от ребят. Наблюдая такую “женскую” активность, мы решили отобрать 5 девушек. Таким решением мы усиливали нашу акцию еще и темой двойной дискриминации, которой подвергаются женщины с инвалидностью – и потому, имеющих инвалидность, и по гендерному признаку”, – комментирует соорганизатор акции Богдан Родионов. Кстати, он также позже присоединился к акции – и прыгнул с парашютом.

“В информационные кампании мы запланировали различные экстремальные мероприятия. Дайвинг и прыжки с парашютом уже в нашем зачете. Что дальше? А дальше… наших девушек отправим в НАСА. Они и там будут бороться за права”, – шутит Богдан.

“ИНСТРУКТОРШИ С ТАНДЕМНЫХ ПРЫЖКОВ НЕ ВОСТРЕБОВАНЫ…”

На аэродроме перед началом акции замечаю, что инструкторы – только мужчины. Спрашиваю у Геннадия Артюфеева – почему так?

Оказывается, в Украине в целом инструкторши по парашютному спорту есть. Но именно в тандемных прыжках нет, потому что… не востребованы. Парашютный спорт – это дорогое удовольствие. И желающих прыгать с парашютом в Украине не так много.

“А еще для тандемных прыжков нужны инструкторши соответствующего телосложения – чтобы весили около 80 кг, чтобы имели сильные руки, чтобы крепко держать “пассажира”. В Европе, даже в России такие инструкторши есть, у нас – пока нет. Однако, в случае необходимости – я готов учить”, уверяет меня Геннадий.

Мужчина искренне удивляется, когда я провокационно спрашиваю, не вызывает женщина-инструктор особого желания “пошутить”, или зачем женщине рисковать и прыгать с парашютом, пусть лучше на кухне варит борщ?

“Разве женщина-инструктор – это удивительно? Что за вопрос? Такие высказывания могут принадлежать лишь тем мужчинам, которые хотят утверждаться за счет женщины. Если бы такое ляпнули в США… Я на такую браваду всегда отвечаю: “А есть разница, когда женщина – снайпер? Вот представьте: фигура, маникюр на пальчиках… и целится через глазок. Щелк…”. Есть ли разница, когда женщина мастерски бросает мечи, занимается борьбой или акробатическими трюками? женщина – очень серьезный противник, и недооценивать ее точно не стоит”, – говорит Геннадий и добавляет: “В нашем клубе зона аполитична – здесь нет мужчин, женщин, политиков, журналистов, лиц с ограниченными возможностями и тому подобное. Здесь погибнуть – на раз-два. Я очень четко это отслеживаю и жестко останавливаю всевозможные “шутки”.

В унисон словам Геннадия соорганизатор акции Юлия Сачук впоследствии поделилась: “Больше всего меня радовало, что здесь, на аэродроме, никто из инструкторов не заискивал, мол, “вот вы инвалиды, просим вашу ручку…”. Ставились как к “обычным” клиентам, которые пожелали прыгнуть.

И для нас при отборе участников главным критерием была готовность участников бороться за свои права. Мы хотели показать, что есть другие истории о людях с инвалидностью – не только слезы и жалость. И наши акции не только для людей с инвалидностью, а для общества в целом”.

Сама Юлия Сачук, имея инвалидность по зрению, не из тех, кто готов сдаваться.

“Когда нам впервые отказали о прыжках с парашютом, я впоследствии осмысливала это как… как с маршруткой. Выезжая в город, на остановке нередко просишь других подсказать, какой это номер, чтобы попасть точно в ту, что нужно. Или из-за нарушения зрения не всегда быстро можешь сориентироваться, поэтому можешь не успеть остановить маршрутку. Иногда думаешь: “Ну и пусть – поеду в следующей”. В повседневной жизни часто оказываешься в неопределенной ситуации.

Но в защите своих прав главное не просто обходить препятствия, а выравнивать возможности, чтобы каждый мог себя реализовать. И это касается всего – доступа к образованию, возможности трудоустроиться, пользоваться услугами в сфере развлечений, участвовать в инклюзивном принятии решений и тому подобное. И об этом наши погружения под воду на глубину 5 метров, прыжки с парашютом на высоте 4000 метров, и об этом наша информационная кампания FightForRight…”, – говорит Юлия.

“ПОСЛЕ ПРЫЖКА С ПАРАШЮТОМ ПОЕДУ РЕШАТЬ СУДЬБУ РАЙОНА…”

 

Еще одна участница – Дарья Коржавина. Активистка общественной организации “Генерация успешного действия”, член партии “Демальянс”. Девушка получила высшее журналистское образование в КНУ имени Тараса Шевченко. Имеет двухлетнюю дочь Маргариту.

“Так сложилось, что для меня этот прыжок еще и для того, чтобы разрушать стереотипы своей семьи. Уже стало нормой ежедневно доказывать, что люди с инвалидностью имеют равные права, я могу заниматься тем, что и другие люди без инвалидности. Часто люди просто над этим не задумываются. И даже дома не всегда понимают, что я являюсь самостоятельной. Нужно бороться за свои права, противодействовать дискриминации и создавать комфорт не только в своей стране, но и в своей… квартире”, – рассказывает Дарья.

Девушка признается, что иногда приходится испытывать дискриминационное давление не только из-за своей инвалидности, а еще и потому, что “девочка”.

“На мой вопрос, почему я не могу передвигаться сама по улице, апеллируя к тому, что многие мои знакомые самостоятельные (а среди них – много мужчин), моя мама любит приговаривать: “Но они ребята. Им безопаснее”. Мама думает, что я, будучи девушкой, больше рискую. Она, как мама, конечно, волнуется за меня. Но также ее позиция спровоцирована еще и тем, что в обществе есть разделение на “слабый” и “сильный” пол. Отсюда и то, если мужчина идет с белой тростью, – это нормально, женщина с белой тростью несет больше рисков”, – убеждена Дарья.

Знакомимся ближе. Дария недавно начала заниматься политической деятельностью. Для нее, кроме карьерного роста, еще важно, что будет иметь возможность участвовать в принятии инклюзивных политических решений. Когда именно люди с инвалидностью приобщаются к разработкам инклюзивных политик, а не ожидают, что на них кто-то сжалится и чем-то “отцепным” поможет.

“Социальный проект нашей команды заключается в том, чтобы убрать советский абсурд – подземные переходы, которых просто не должно быть в городе”, рассказывает девушка.

Сначала она вместе с коллегами стремится организовать наземный переход на пересечении улиц Пушкинской и Богдана Хмельницкого в Киеве. Для этого нужно убрать забор, установить светофоры, положить тактильную плитку, сделать понижение бордюров в соответствии с европейскими стандартами.

“Мы сейчас изучаем ситуацию, насколько это возможно. Так, мы отправляем обращение в Национальную полицию в поисках информации о количестве ДТП на этом участке с участием пешеходов. А таких, как оказалось, немало, которые перепрыгивают ограду, чтобы сэкономить несколько секунд времени… Также изучаем поток пешеходов и машин. В этом проекте мы приобретаем хороших навыков, чтобы потом наш опыт можно было распространять на другие дороги с подземными переходами в Киеве и далее – по Украине”, рассказывает будущая политик Дария.

Девушка говорит, что нужно не только разработать решение проблемы, но и позаботиться о поиске ресурсов и финансирования (фандрайзинг), заручиться поддержкой медиа и тому подобное. Все по-настоящему.

“Возвращаясь домой и рассказывая о своей работе, мама время от времени недоверчиво скажет: “А тебя кто-то слушает?” – Конечно! А как иначе продвигать важные для тебя темы? И в партии я потому, чтобы иметь возможность проталкивать важные вопросы. Сейчас я учусь на небольших, но важных социальных инициативах”, говорит Дария и профессионально советует:

“Будучи на стажировке в Бельгии, я поняла, что нужно уметь очень четко формулировать свои запросы. Люди не обязаны догадываться, что тебе надо. И это касается всех – не только людей с инвалидностью”.

Дария вполне серьезно замечает, что с парашютом прыгнуть проще, чем организовать доступность города и преодолеть стереотипы. Но она верит в свои силы. Я поверила, что ей все удастся. И даже не после ее смелого прыжка. А после ее фразы, отчасти иронически сказанной:

“После прыжка с парашютом поеду решать судьбу района…”

Фото автора

Повага

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: