“Для России не существует правил ни в обычной, ни в информационной войне”: как противодействовать пропаганде

Дата: 24 March 2022 Автор: Елизавета Сокуренко
A+ A- Підписатися

Развязанная Россией против Украины война разворачивается и в информационном поле по правилам так называемой концепции постправды – когда к тому, что мы видим и слышим, есть множество вопросов. Со стороны российской пропаганды происходит дискредитация всего: фактов, статистики, экспертной мысли. Эмоции преобладают над рациональным мышлением, сводятся на нет любые профессиональные стандарты коммуникации, а точка зрения становится важнее факта.

Чтобы понять, что происходит и можно ли доверять той или иной информации, следует научиться различать в ее потоке дезинформацию, фейки и пропаганду, а также то, как противодействовать им.

ZMINA записала главное из тренинга Натальи Стеблины, медиаэксперта Института демократии имени Филиппа Орлика, профессора Донецкого университета им. Стуса.

Какая она — российская пропаганда

Одним из главных приемов, которым пользуется российская пропаганда, есть размывание. Как, например, в рекламе пропагандистского рупора Russia Today. Такую рекламную кампанию телеканал проводил, когда запускался на международную аудиторию:

Надпись на фото: “Что есть самым мощным оружием?”

Размывание – это когда мы смотрим на что-нибудь, но не можем понять, что это. Нам вроде бы известен ответ на вопрос. Впрочем, российские пропагандисты целенаправленно размывают истину и вбрасывают такие месседжи, которые заставляли бы нас сомневаться в аксиомах. В том, в чем мы раньше не сомневались.

К примеру, сначала получаем информацию о том, что российская бомба прилетела в Донецкий драматический театр в Мариуполе. А что делают российские пропагандисты? Они пытаются набросать как можно больше версий, каждая из которых противоречит другой. Задача не в том, чтобы заставить нас верить в конкретную версию, а в том, чтобы заставить нас сомневаться: “А это вообще реально?”

Современная российская пропаганда происходит из советской. Еще в начале 1920-х “дедушка Ленин” наставлял типичного пропагандиста: “путаница” и “неисправимая чепуха” приведут к гибели буржуазии”. Это все работало тогда и продолжает, к сожалению, работать сейчас, потому что мы время от времени бываем недостаточно внимательны.

Другим приемом пропаганды является рефлексивное управление – передача противнику специально подготовленной информации, чтобы убедить его по собственному желанию принять решение, выгодное инициатору передачи.

Это злоупотребление свободой слова, профессиональными стандартами. Нас пытаются убедить в том, что не существует никакой объективности, и любая точка зрения, даже дикая, ничем не хуже и не лучше другой. Убедить в том, что нет никакой журналистики, существует только пропаганда.

Если ввести в поисковик YouTube запрос на русском “беженка из Мариуполя”, вы получите множество ссылок на видео. У них все “беженки” говорят одно и то же — о “пьяном Азове”, о том, что “бомбят украинцы”, что “украинские военные не выпускали людей из города, а они так хотели в Россию”. Фактически, когда россияне рассказывают, что это якобы не они бомбят Мариуполь, они используют свидетельства таких “беженок”, чтобы убеждать нас с вами, что не всему можно верить.

Они делают ставку на агрессивную, увлекательную историю, активно используя подлог и дезинформацию. И все это для того, чтобы свести на нет наше критическое мышление. Выбить почву из-под наших ног. Чтобы мы подвергались эмоциям и панике.

Как распознать пропаганду

Мы должны понимать, что “для России не существует правил ни в обычной войне, ни в войне информационной”. Должны об этом помнить, когда читаем тексты, которые кажутся нам сомнительными.

Пропаганда, по определению Рональда Смита – это испорченное убеждение, сломанная коммуникация. Пропагандистский текст маскируется под известные нам форматы – под письма, сообщения в социальных сетях, видеообращение, журналистику. Но пропаганда – это всегда подделка, которую можно распознать по определенным признакам. Прочтите, например, такой текст “Охота на ведьм, утки и пирожки с ядом”: Украина стремительно сходит с ума”.

В нем сразу бросается в глаза лексика. Автор, очевидно, не нейтрален, и его отношение четко прослеживается. В этом тексте нет ни одной цитаты или ссылки, хотя автор цитирует заместителя министра внутренних дел Украины. Кроме того, в этой публикации факты подобраны тенденциозно. Речь идет о том, что якобы единственная претензия к разоблачаемым украинскими правоохранителями диверсантам заключается в том, что у них находят биографию Виктора Януковича. В тексте не упомянуто о том, что диверсанты представляют реальную опасность для Украины.

Другой пример пропаганды в действии – публикации о якобы многочисленных митингах в поддержку России в разных странах мира. К примеру, на Мадагаскаре. В одной из таких новостей нам говорят о массовости этого митинга – на него вышли более 200 человек. Но либо не дают фотографий, либо на приобщенных фото отчетливо видны пару десятков “участников”. Всегда нужно включать видео, искать фотографии и смотреть на то, действительно ли картинка соответствует тексту.

Следует также учитывать, есть ли в публикациях доказательства. Например, российские ресурсы сообщают, что украинские военные на двух БМП сложили оружие и перешли на сторону ДНР. Но стоит открыть текст, и мы не увидим ни фотографий БМП, ни военных.

Впрочем, как фото, так и видео могут быть сфальсифицированы. Следует обращать внимание на первоисточник. Так, российские СМИ, например, берут сообщения из твиттера Минобороны Украины, где рассказывают, что наши военные сбили российскую ракету. А россияне берут тот же снимок и пишут, что это они сбили ракету.

Или пропагандистские ресурсы показывают нам видео – например, сюжет о “лаборатории по производству боевых наркотиков под Мариуполем”. На видео показано какое-нибудь помещение, неясно при этом, ни что это за помещение, ни где оно расположено. С таким же успехом “найти” подобную лабораторию можно чуть ли не в каждом подвале.

Активно российская пропаганда использует и нарративы. Так, например, рассказывает о том, что в ряды “Л/ДНР” подключаются добровольцы из Франции, США и т.д. Эти добровольцы хорошо известны еще с начала войны в 2014 году – они постоянно появлялись на российском телевидении. И сейчас активно присутствуют – говорят о “геноциде, устроенном украинцами на Донбассе” и тому подобное.

Когда встречаем рассказ отдельного человека – не стоит сразу ему доверять. Иногда нарративы могут быть важны, но российская пропаганда строит их по определенному сценарию.

Следует смотреть также, а кто именно говорит. Как вот в подобной публикации под названием “Евреи помнят, как им “помогали” украинцы — в Кнессете ответили Зеленскому”. В новости какие-то “анонимные чиновники на условиях анонимности что-то рассказывают анонимным СМИ”.

Для того чтобы критически потреблять информацию, ориентируемся на этот чек-лист:

  • нейтральная подача информации (т.е. у нас есть возможность самостоятельно принимать решения, нас ни к чему не подталкивают)
  • картинка соответствует тексту
  • есть ссылки на достоверные источники
  • есть доказательства, которые не подделаны

Учитывать следует и то, что рассказ простого человека, даже того, которого вы знаете, не всегда заслуживает доверия. Мы привыкли доверять друзьям и знакомым, поэтому часто не вчитываемся в сообщения, которые они нам посылают. И это может быть использовано против нас. Представьте, что получаете от знакомого человека сообщение следующего содержания:

“На ночь выключите из розеток абсолютно всю технику, начиная с 23:30. Будут переключать на украинское питание, будет прыгать напряжение. Может все сгореть. Сообщите всем, кому сможете”.

Почему вы должны верить этому? В сообщении не ссылаются ни на один официальный источник. Такие сообщения направлены на то, чтобы сбить нас с толку, заставить делать что-то совершенно ненужное или даже вредное.

Точно так же телеграм-каналы могут активно распространять дезинформацию, потому что они собирают показания очевидцев. А очевидец шел себе, что-то увидел, что-то снял, а что — не понял. Впрочем, считает, что сообщает “эксклюзивную” информацию. Телеграм-каналы ее не проверяют.

Поэтому от кого бы вы ни получили информацию, критически важно то, насколько она проверена. Прежде, чем ей доверять, следует сделать такие вещи.

  • Узнать источник происхождения – он официальный и надежный? Или это просто “свидетель”, анонимный “чиновник” или обобщенная ссылка на “СМИ”.
  • Не спешить доверять сенсационной информации – чем больше она такой является, тем тщательнее нужно ее проверять.
  • Воспользоваться формулой “вижу-говорили-допускаю”. В ней наиболее надежна та информация, которую вы “видели”. Уже другой вопрос, достаточно ли у вас компетенции ее оценить. То, что кто-то видел, – меньше стоит доверия. И совсем не стоит внимания та информация, которую кто-то “допускает”.
Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: