Дискриминация как… болезнь

Дата: 14 December 2016 Автор: Ирина Выртосу
A+ A- Підписатися

Летом этого года Украина отчиталась в ООН, как преодолевает дискриминацию. В ответ Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации предоставил 41 рекомендацию. Они могут стать путеводителем, как государству следует действовать ближайшие четыре года, чтобы выздоравливать.

 

СХЕМА ЛЕЧЕНИЯ

Полученные рекомендации не являются такими уж новыми для Украины — так или иначе ей об этих болевых точках напоминают на разных международных встречах.

Итак, если сгруппировать 41 рекомендацию, то в целом от государства ожидают изменения к законодательству, разработать политику интеграции и поддержки, вести исправно статистику и проводить информационную работу по предупреждению всех проявлений расовой дискриминации. Анализирует рекомендации Ирина Федорович, сокоординатор проекта “Без границ” Центра “Социальное действие”.

Далее эксперт уточняет: в ближайшие четыре года (до следующей отчетности) Комитет ООН ожидает от Украины изменений в антидискриминационном законе, Уголовном кодексе (в частности, относительно статьи 161), законе о беженцах, законе о национальных меньшинствах и законодательстве касательно внутренне перемещенных лиц.

Эти изменения в законах могли бы сократить дискриминационные риски, возникающие во время взаимодействия человека и государства. Например, что касается вопросов внутренне перемещенных лиц или интеграции беженцев в украинское общество.

Также в ООН обеспокоены, что в Украине, многонациональном государстве (а у нас только официально насчитывается 134 национальных меньшинств и коренных народов), до сих пор отсутствует этнополитика поддержки и развития.

Как вариант — предлагают позаботиться о создании отдельного уполномоченного органа, который занимался бы вопросами меньшинств. Причем к его созданию приобщить на консультативном этапе всех представителей национальных сообществ. Также Комитет ООН настоятельно рекомендует обеспечить новую государственную институцию финансовыми ресурсами — иначе какой толк?

Особое внимание в ООН обращают на такие уязвимые группы населения, как ромы, крымские татары, ВПЛ, беженцы и искатели убежища.

“И еще не менее важно — собирать точную статистику. Как можно планировать выделять ресурсы, разрабатывать интеграционную политику, если мы не можем даже посчитать количество населения в стране?” — отмечает Ирина Федорович.

Эксперт также добавляет, что в Комитете ООН ожидают, что Украина наконец начнет вести статистику по преступлениям на почве ненависти, жалобам по дискриминации, в конце концов, будет иметь судебную статистику по дискриминации.

ИММУНИТЕТ ЕСТЬ

Большинство рекомендаций ООН вполне реальны к выполнению, и Украина их выполняет, убежден Андрей Юраш, директор Департамента по делам религий и национальностей Минкультуры.

“Почти все рекомендации вплетены в Национальную стратегию по правам человека. Вопрос — насколько мы двигаемся по плану? Например, что касается закона о беженцах — этот пункт мы почти выполнили”, — отмечает Юраш.

На очереди — законы о коренных народах и статусе крымскотатарского народа, разрабатывается закон об этнополитике, добавляет должностное лицо.

Другое дело, что относительно решения некоторых проблем Украина имеет свое виденье, в отличие от предложений ООН. В этом убеждена Тамара Мазур, заместитель министра культуры. “К примеру, нам советуют включить в антидискриминационное законодательство “национальную принадлежность” и “происхождение” в перечень признаков, по которым может происходить расовая дискриминация. Здесь конфликтный момент. В нашем законе уже отмечено, что в Украине запрещена дискриминация по любому признаку. И этот перечень широкий и неисчерпаемый. Почему мы должны дописывать еще определенные критерии отдельно?” — комментирует Тамара Мазур.

Не согласен с членом правительства Сергей Пономарев, менеджер Ромской программной инициативы Благотворительного фонда “Возрождение”. “Говорят, если запрещается дискриминация по любому признаку, то и защита происходит кое-как”, — иронизирует Пономарев. Он добавляет, что есть определенный перечень признаков в законодательстве, который так или иначе находится под защитой. “А все, что не вошло в закон, считается якобы менее важным…”, — говорит Пономарев.

Поэтому выразить государству свою четкую позицию — “Да, мы против дискриминации по любому признаку” — уже давно целесообразно. Пока что государство на этапе испытания общественности на прочность: молчат — значит, все устраивает.

СОБЛЮДАТЬ РЕЖИМ

Отдельного внимания заслуживает сбор статистических данных о преступлениях на почве ненависти. Количество зафиксированных случаев очень мало (по статье 161 Уголовного кодекса), а дел, дошедших до суда, тем более решений по этим делам – еще меньше.

Представитель Управления обеспечения прав человека Национальной полиции Украины Константин Тарасенко отметил, что недавно в Украине начата практика обязательно при составлении протокола спрашивать у потерпевшего, совершено ли преступление на почве ненависти. “Но некоторые люди боятся преследований, и наоборот, умалчивают и не указывают на это. Нередко именно по усмотрению судей остается включать мотив ненависти в дело”, – объясняет Тарасенко.

С этим категорически не согласна Ирина Федорович. “Если следователи ничего не будут для этого делать — вести дела с учетом мотива ненависти в делах, отслеживать этот момент во время судебного разбирательства, то как можно достичь изменений? Кстати, международное сообщество и нас, общественность, интересует весь процесс — поэтапно, как фиксируются преступления на почве ненависти, сколько по этим случаям открывается производств, сколько доходит дел до суда и собственно принятых судом решений. Показать процесс — это то, что можно и нужно показывать. Это также является информированием населения”, — комментирует эксперт.

Проактивные шаги государства, информационная работа с населением — это то, что государство должно делать, не ожидая, когда возмущенная общественность начнет стучать в двери, отмечает также Сергей Пономарев.

“Например, относительно рекомендации по интеграции ромов в украинское общество. Центры занятости могли бы вести разъяснительную работу, рассказывать о существующих вакансиях. Это уже другое дело — захотел ли бы человек воспользоваться этими возможностями, главное то, что эти условия созданы”, — объясняет менеджер ромских программ.

ОСТАНОВИТЬ РЕЦИДИВ БОЛЕЗНИ

Заместитель министра культуры Тамара Мазур отметила, что Минкультуры готово всячески способствовать, чтобы рекомендации ООН были воплощены в полном объеме и в нужные сроки. 

Но едва ли не самая главная проблема в выздоровлении — отсутствие коммуникации между ведомствами в правительстве и государстве в целом. “Проблема коммуникации весьма остро стоит. Также на сегодняшний день нет и не может быть в принципе институции, которая бы скоординировала всю работу по вопросам борьбы расовой дискриминации. А должна быть какая-то одна институция, которая бы могла собирать информацию от всех. К сожалению, очень часто бывает, что отсутствует коммуникация между самими органами государственной власти, — разъясняет Тамара Мазур и добавляет: — В Украине три ветви органов власти, и каждая не может вмешиваться в деятельность другой. Так, мы не можем дать поручение судебной и заставить их предоставлять необходимую судебную статистику”.

Еще одна проблема — отсутствие коммуникации между властью и гражданским обществом. “Представители общественных организаций и государства разводят себя по разные стороны баррикад. А в действительности мы должны понимать, что у нас всех одна цель. Не критиковать друг друга, а объединить все усилия, чтобы достичь перемен. Мы же представляем одно государство”, — говорит Мазур.

Информационная работа в государстве крайне неудовлетворительна, добавляет также первый заместитель министра культуры. “Правозащитники, выражая свое отношение к проблеме, ожидают, что государство должно громко озвучить свою позицию на то или иное нарушенное право. Но коммуникативные условия государства, к сожалению, неудовлетворительны. Например, возможности Министерства культуры не являются достаточными. У нас есть сайт, и можно было бы создать отдельную страницу, посвященную этой теме, как продвигаются перемены. Но банально — у нас нет технической возможности это сделать…”, — объясняет член правительства.

Тамара Мазур отмечает, что просветительская работа общественности и работа СМИ могли бы пригодиться во время выполнения предоставленных Украине рекомендаций ООН. Первые признаки выздоровления от дискриминации можно будет наблюдать во время отчетности Украины в рамках Универсального периодического обзора (УПО) уже в 2017 году.

И, разумеется, тогда, когда на конкретную дискриминационную ситуацию, в которой оказался любой человек, есть четкий ответ государства: защита есть.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Согласно результатам общенационального социологического исследования “Права человека в Украине”, проведенного с 22 октября по 6 ноября Фондом “Демократические инициативы” им. Илька Кучерива и фирмой “Юкрейниан социолоджи сервис” по заказу Программы развития ООН в Украине и в сотрудничестве с ОО “Центр информации о правах человека” и Офисом Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека, украинцы называют такие признаки, по которым чаще всего дискриминируют людей в нашей стране:

  • Возраст — 37,4% от всех опрошенных и 57,4% от тех, кто лично сталкивался со случаями дискриминации
  • Инвалидность — 32,7% и 48,8% соответственно
  • Имущественное положение — 24,4% и 34,0%
  • Сексуальная ориентация — 21,6% и 26,5%
  • Пол — 20,4% и 32,3%
  • Состояние здоровья — 20,3% и 31,5%
  • Политические взгляды — 19,9% и 28,7%
  • Этническое происхождение (национальность) — 14,8% и 19%
  • Религиозные взгляды — 12,2% и 16,5%
  • Статус вынужденных переселенцев — 11,8% и 14,5%
  • Местожительство — 7,3% и 9,7%
  • Гражданство — 5,8% и 7,2%
  • Семейное положение — 4,4% и 5,8%
  • Другое — 0,6 и 1%
  • На самом деле в Украине никого не дискриминируют — 12,8% и 0,2%
  • Трудно сказать — 13,7% и 2,5%

 День

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: