“Узниками Кремля” в Украине должен заниматься специальный орган – правозащитники и родственники заложников

Дата: 31 October 2016
A+ A- Підписатися

Для более результативной работы над освобождением украинских политзаключенных в РФ необходима отдельная структура, которая бы занималась именно этим вопросом. 

С таким открытым обращением выступили правозащитники, родственники политзаключенных и народные депутаты 28 октября во время пресс-брифинга в Украинском кризисном медиа-центре.

“Мы просим две вещи: сформировать специальный орган, который бы постоянно отвечал за переговоры по так называемым “крымским заключенным” и всем украинским политзаключенным, которые находятся в России. Второе – определить лиц, которые будут в постоянной коммуникации с родными политзаключенных, чтобы люди понимали, что происходит и как движется дело”, – заявила Светлана Залищук, народный депутат Украины.

Основная идея – сосредоточить в едином центре усилия, которые сейчас разбросаны между правительством, МИД, администрацией президента и Уполномоченным по правам человека.

“Мы видим, что работы делается много, но эффекта за два года – ноль. Важно создать структуру, которая бы объединяла всех, и чтобы был человек, который бы занимался вопросом политзаключенных, не отвлекаясь на другие вопросы”, – отметила Наталья Каплан, сестра Олега Сенцова.

Александра Матвийчук, председатель правления Центра гражданских свобод, отметила, что это мог бы быть единый центр, по образцу созданного в рамках СБУ объединенного центра, который работает над освобождением пленных и поиском пропавших без вести на Донбассе.

По словам родственников политзаключенных, сейчас до них доходит очень мало информации.

“Не могу сказать, что перед нами закрывают двери, но мы получаем информацию только тогда, когда приходим и требуем ее. Весомая информация поступает от адвокатов”, – отметил Игорь Котелянец, брат крымского заключенного Евгения Панова.

“Мы понимаем, что переговоры должны быть закрытыми, но закрытость может переходить в “ничегонеделание”, и это нас больше всего беспокоит. Мы хотим знать не что там делается, а быть уверенными, что вообще что-то делается”, – подчеркнул Петр Выгивский, отец Валентина Выгивского.

“Этот вопрос особенно актуален в свете последних заявлений Путина во время встречи нормандской четверки, который прямо вычеркнул эту группу людей с обсуждения в рамках Минского формата”, – добавила Александра Матвийчук.

Народный депутат Украины Ирина Суслова также отметила, что следовало бы поднять вопрос финансовой помощи семьям политзаключенных. Например, семья Валентина Выгивского осталась без основного кормильца, а его матери, чтобы посетить его в России, на одну поездку пришлось потратить 20 000 гривен.

По мнению народных депутатов и правозащитников, достичь результата не удастся без активного привлечения международного сообщества.

По словам Игоря Котелянца, брата Евгения Панова, все родственники надеются прежде всего на обмен, “потому что это политические дела и ни о каких справедливых судах речи идти не может” – тем более, что уже есть положительные прецеденты. В то же время правовых оснований для обмена де-факто нет.

“Самой большой проблемой является статус наших пленников в России, так как в позиции Украины есть определенный дуализм: с одной стороны, у нас “российская агрессия”, что признано и европейскими институтами, а с другой, де-юре непонятно, какой статус наших военнопленных. Консолидация украинских государственных институтов и правовой позиции Украины является тем шагом, который мы обязаны сделать в борьбе за наших граждан”, – заявил Игорь Луценко, народный депутат Украины.

Ирина Суслова отметила, что депутатский корпус уже направил соответствующие обращения к Генеральному секретарю Совета Европы, председателю Комитета министров Совета Европы, Комиссару Совета Европы по правам человека и Омбудсмену РФ по вопросам прав человека. “Наши требования очень просты – принять все политико-дипломатические меры для того, чтобы наши граждане вернулись домой”, – отметила народный депутат.

Дмитрий Белоцерковец отметил, что уместно было бы просить международное сообщество официально признать “узников Кремля” политзаключенными – это позволит более прямолинейно вести диалог об их судьбе. Правда, могут возникнуть серьезные трудности при доказательствах, что обвинения являются политически мотивированными: для этого, пояснила Александра Матвийчук, необходимо сопоставить материалы дела с определенным критериям, но следствие и суд по “шпионским” делам полностью закрыты.

В то же время, подчеркнули Дмитрий Белоцерковец и Игорь Луценко, начинать нужно с того, что Россия в любом случае не имела права задерживать украинских граждан на украинской территории. “Ключевой фактор – что крымчан задерживали в Крыму и осуждали на территории РФ. Если юридически Европа и мир признают Крым территорией Украины – это нарушение”, – отметил Дмитрий Белоцерковец.

На внутреннем уровне, отметила Светлана Залищук, нужно промониторить выполнение парламентских рекомендаций, принятых летом, в которых указано, что должна сделать Украина на законодательном и исполнительном уровне для освобождения политзаключенных.

Поділитися:
Якщо ви знайшли помилку, виділіть її мишкою та натисніть Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: